14. Реформы 1860-1870-х годов

История отечества

14. Реформы 1860-1870-х годов

Земская, городская, судебная, военная и реформы в сфере образования

Отмена крепостного права являлась первым и решающим шагом на пути всестороннего преобразования России. За крестьянской последовали земская, судебная, военная и другие реформы.

1 января 1864 г. Александр II утвердил “Положение о губернских и уездных земских учреждениях”. Впервые в истории России были образованы всесословные выборные органы самоуправления “для заведования местными делами”. Ранее самоуправление организовывалось по сословиям: для крестьян — община, мир; для дворян — губернские и уездные дворянские собрания; для горожан — органы городского самоуправления на основе “Наказа” Екатерины II.

По новому закону создавались на выборных началах органы самоуправления в губерниях и уездах — земские собрания. Делегаты (гласные) избирались на три года. Выборы проходили по сословным куриям. В основу был положен имущественный принцип. В первую, землевладельческую, курию входили собственники не менее 200 десятин земли или недвижимого имущества на 15 тыс. руб. Вторая, городская, курия включала обладателей купеческих свидетельств, владельцев промышленных предприятий с годовым оборотом не менее 6 тыс. руб., лиц, обладавших недвижимой собственностью на сумму от 500 руб. и выше. Первые две курии выбирали гласных непосредственно в уездное земское собрание. По третьей, крестьянской, курии выборы были многостепенные. Деревенский сход выбирал представителей на волостное собрание, волостной сход — выборщиков, выборщики выбирали уже из своей среды гласных. Гласные избирались непосредственно в уездное земское собрание, а уездное собрание избирало уже из своей среды гласных в губернское собрание. Каждая курия избирала одного гласного в уездное собрание от 3000 земельных наделов или приравненных к ним по количеству земли, в городах — от капиталов, равных по стоимости цене 3000 земельных наделов. Закон также предусматривал, что количество гласных от одной курии не должно превышать сумму гласных двух других курии: таким образом регулировалось сословное представительство. Земские органы избирались на три года.

Земское собрание гласных собиралось один раз в год и обладало распорядительными функциями, решало все принципиальные вопросы в пределах своих полномочии. Председательствовал на уездном земстве местный предводитель дворянства. Для текущей работы избирался исполнительный орган — земская управа из 3—6 человек.

Функции земского самоуправления были строго регламентированы: “попечение в народном образовании” и “народном здравии”, меры по обеспечению “народного продовольствия”, т.е. оказание помощи в случае неурожаев и стихийных бедствий, строительство и содержание дорог и мостов, попечительство о местной торговле и промышленности, агрономическая помощь крестьянам, борьба с вредителями сельского хозяйства, забота о больных и престарелых. Земства должны были также оказывать помощь военным и гражданским властям в осуществлении их функций (размещение солдат на постой и др.).

Земства создавали свой бюджет путем обложения торговых и промышленных предприятий, землевладельцев, выдачи патентов и заключения торговых сделок, добровольных взносов, прибыли от земских предприятий.

Законодательство о земствах проводилось в жизнь постепенно, по отдельным губерниям и завершилось в 1875 г. Земства были созданы в 34 губерниях европейской части России. Не было земств во всей азиатской части России, на территории русской Польши, Белоруссии, в прибалтийских губерниях, там, где не было дворянского землевладения или дворянство было нерусским.

Первые выборы обеспечили преобладание среди гласных дворян. По данным первых выборов уездных земств по 29 губерниям, дворяне составляли 41,6% всех гласных, крестьяне — 38,4, купцы — 10,4%, остальные — духовенство и другие прослойки. Примерно такое же соотношение по 34 губерниям в 1883—1885 гг. В губернских земских собраниях дворяне составляли большинство гласных. По воспоминаниям известного земского деятеля Петрункевича, на первом собрании Черниговского губернского земства за огромным столом, покрытым зеленым сукном, сидели 80 гласных — цвет брянского общества губернии, и где-то в правом конце стола приютились 5 представителей крестьян. Среди них казаки, волостной писарь, но ни одного бывшего крепостного. Правда, необходимо иметь в виду, что главными плательщиками земских сборов были состоятельные слои населения. А расходы земства шли на удовлетворение в первую очередь нужд крестьянства (школы, врачебные пункты, дороги, агрономические участки и т.д.). К тому же дворяне по образованию, активности, опыту были более подготовленной прослойкой местного населения, способной обеспечить самоутверждение выборных органов, развернуть их деятельность, противостоять сопротивлению правительственной бюрократии. Дальнейшая история земств показала, что в земском движении преобладали не узкосословные интересы дворянства, а стремление помочь народу. Из среды земских деятелей выросли впоследствии видные лидеры либерально-оппозиционного движения, боровшегося против авторитарного режима, за демократические преобразования и права народа.

В ограниченной сфере своей деятельности, которая постоянно ущемлялась правительством, земства проявили энергию и активность. В 1868 г. доходная часть бюджета земств составляла 10,3 млн.. руб. В начале XX в. она увеличилась в 16 раз. Главные заботы земских учреждений — устройство школ, больниц, помощь инвалидам и престарелым, улучшение крестьянского хозяйства. Тысячи молодых людей, окончивших учебные заведения, шли по своей инициативе в самые глухие места, чтобы, несмотря на все жизненные тяготы и неудобства, помогать народу преодолеть неграмотность, отсталость, болезни.

В дореволюционной художественной литературе воссозданы образы земских врачей и учителей, работающих в невероятно трудных условиях за крайне низкую зарплату. Сельский учитель в Тверской губернии в конце XIX в. получал 120 руб. в год, 75 руб. из которых уходило на пищу и одежду. На удовлетворение минимальных культурных потребностей оставалось совсем мало. К 1890 г. в Тверской губернии были открыты 446 школ в самых отдаленных селах, где учились 46 тыс. крестьянских детей. Для подготовки учителей земство содержало в Твери учительскую семинарию. До земской реформы в этой губернии не было ни одного сельского врача. В 1890 г. действовали 12 больниц и 40 фельдшерских пунктов. Врачебную помощь получали за год более 40 тыс. человек. С образованием земств правительство передало им все заботы о начальном образовании и сельской медицине. В распоряжение земств местные органы власти передали 785 стационарных медицинских учреждении, в том числе 519 больниц на 17 тыс. коек. Правительство же отпускало на их содержание ничтожные средства, переложив заботы о местном здравоохранении и просвещении на общественные организации.

Просветительская деятельность земств не ограничивалась школьным образованием. Открывались музеи и библиотеки, устраивались народные чтения на естественнонаучные, исторические, литературные темы, громкие чтения и разбор художественных произведений. На земские средства выделялись агрономические участки с опытными полями, устраивались местные сельскохозяйственные выставки.

При активном участии земства в российской деревне создавалась кооперация. Так, тверское земство оказало материальную помощь Н.В. Верещагину (брату известного художника), который в конце 60-х годов образовал первые в России артели по производству сыров. Для их сбыта были открыты склады в Петербурге и других городах. Окрестные крестьяне получили возможность развивать при поддержке кооперативов молочное хозяйство, получать устойчивые доходы. Деятельность Н.В. Верещагина и его помощников распространилась на Костромскую, Ярославскую и другие губернии. Улучшению жизненного уровня населения способствовало создание ремесленных артелей. Уже в 70-х годах XIX в. уездные земства Тверской губернии создали 26 кузнечных артели, а также слесарные, гвоздильные, портняжные, сапожные артели и др. Стали действовать ссудосберегательные кассы, где крестьяне могли получить взаймы деньги для покупки скота, земли, инвентаря на более выгодных условиях, чем в обычных банках.

Земские учреждения внесли большой вклад в изучение крестьянского хозяйства, его экономики и быта. При большинстве губернских земств действовали статистические бюро. Проводились сплошные и выборочные переписи и обследования крестьянских хозяйств. Была разработана научная методика статистических обследований. Во главе этой работы стояли крупнейшие экономисты А.И. Чупров, Н.А. Каблуков, А.Ф. Фортунатов и др. И до сего времени земская статистика является незаменимым источником изучения российской пореформенной деревни во второй половине XIX в. — начале XX в.

Правительство с самого начала опасалось политического влияния земств, стремилось ограничить их деятельность хозяйственными вопросами в пределах данного уезда и губернии, постоянно усиливало контроль и опеку над деятельностью земств. Председатель уездной земской управы утверждался с 1890 г. губернатором, а губернской — министром внутренних дел. Были запрещены всероссийские объединения и съезды земских деятелей. Тем не менее земства с первых своих шагов становились центрами либерально-оппозиционного движения в стране. Многие земские деятели надеялись, что создание выборных органов самоуправления на местах со временем приведет к созданию всероссийского земства, однако Александр II отверг подобные предположения, усматривая в них попытки ограничить самодержавную власть. Правительство запретило земским собраниям обсуждать политические вопросы. Но отрешить земства от политики было невозможно. Из земского движения выросли известные лидеры российского либерализма — И.И. Петрункевич, братья Родичевы и др.

Одновременно с земской готовилась городская реформа. У ее истоков стояли Н.А. Милютин, Ю.Ф. Самарин и другие известные российские реформаторы. Основой управления городами была “Жалованная грамота городам” 1785 г.

Новое “Городовое положение” было принято в 1870 г. Самоуправление городов строилось на таких же принципах, как и земское. Все горожане, платившие городские налоги с земли, недвижимости, торга и промысла, получили право избирать городскую думу, которая ведала городским хозяйством. Избиратели делились на три группы в зависимости от количества уплачиваемых налогов. Каждая группа избирала одинаковое количество депутатов. Получалось, что сравнительно небольшие по численности группы плательщиков высоких налогов (богатые купцы и промышленники) имели столько же гласных, сколько и многотысячная группа мелких торговцев, ремесленников, приказчиков. Заседания городской думы проходили по мере надобности, для текущей работы избирались городская управа и городской голова.

Как и в земском движении, в городском самоуправлении появились энергичные и преданные делу люди, которые вопреки всем ограничениям и трудностям добивались выдающихся результатов в развитии российских городов. Примером может служить деятельность в 80—90-х годах XIX в. городского головы Москвы Н.А. Алексеева, владельца фабрики по производству золотых и серебряных нитей (родственник будущего известного артиста и режиссера К.С. Станиславского). По его инициативе в Москве были развернуты строительство многоэтажных кирпичных домов, асфальтирование и мощение, поливка и уборка улиц, установлена нумерация домов с указанием на табличках фамилии и сословия владельца. В Москве появилась конно-железная дорога, положено начало развитию городского общественного транспорта. Главное дело Н.А. Алексеева — строительство московского водопровода и канализации.

За несколько десятилетии своего существования органы земского и городского самоуправления продемонстрировали свою жизнеспособность и возможности в решении насущных задач жизни народа.

Самой последовательной среди преобразований 60-70-х годов XIX в. была судебная реформа. Судебная система, созданная при Екатерине II, строилась по сословному принципу (для каждого сословия — свой суд). Гражданские иски крепостных крестьян решали помещики. Судебная система была многоступенчатой, с большим количеством инстанций. Дела решались в канцеляриях, без участия истцов и потерпевших. Следствие вела полиция. Несправедливые приговоры, волокита и взяточничество судей стали объектом резкой критики в художественной литературе и публицистике.

“Новые судебные уставы”, утвержденные 20 ноября 1864 г., решительно преобразовали всю судебную систему. Суд стал бессословным, т.е. одинаковым и равным для всех сословий. Уменьшилось количество судебных инстанций, были строго определены их функции. Низшей инстанцией был мировой суд, который разбирал гражданские дела. Мировых судей избирали на уездных земских собраниях. Кандидаты должны были быть не моложе 25 лет, иметь не менее 400 десятин земли или недвижимое имущество на 15 тыс. руб. Судья должен был иметь высшее или среднее образование и не менее трех лет судебной практики. Участок мирового судьи охватывал несколько волостей. Мировой судья рассматривал гражданские иски на сумму не более 500 руб. Решения он принимал единолично. Приговор включал порицание, внушение, выговор, наложение штрафа размером не более 300 руб., тюремное заключение сроком не свыше года. Суд был гласный. В закрытом заседании рассматривались лишь семейные споры и дела, затрагивающие женскую честь. Более сложные приговоры могли быть обжалованы съезду мировых судей, который собирался по решению уездного земского собрания.

Уголовные дела рассматривались в окружном суде. Для политических дел и преступлений, совершенных крупными чиновниками, существовали судебные палаты. В судебную палату можно было обжаловать приговоры окружных судов, а также приговоры по военным преступлениям. Высшей инстанцией для обжалования приговоров стал Сенат. Для этого в Сенате были образованы департаменты уголовных и гражданских дел. “Уставы” 1864 г. коренным образом перестроили всю существовавшую в России систему судопроизводства.

Суд стал также гласным и независимым от администрации. Судебные заседания всех судов проходили открыто, в присутствии публики. Отчеты о наиболее крупных делах публиковались в печати. Судей окружных судов и судебных палат утверждал император по представлению министра юстиции. Судьи должны были иметь высшее юридическое образование и обладать опытом работы. Судьи назначались пожизненно, увольнение их возможно было только по суду. Во избежание взяточничества судьям назначалось высокое жалование.

Расследование преступлений было передано из полиции специальным следователям. Методы дознания были строго регламентированы. Не допускались пытки и другие методы, понуждающие давать подследственным показания, нужные обвинению. Следователи входили в состав окружных судов, подчинялись прокурорам и председателю суда.

Впервые в истории российского суда была введена система защиты обвиняемого. На судебном процессе выступали прокурор (обвинитель), который отстаивал интересы обвинения, и защитник (адвокат), который представлял интересы подсудимого. Между обвинением и защитой происходило на суде открытое состязание с целью выявить истину, опираясь на факты предварительного следствия. При судебных органах создавались коллегии адвокатов, которые приводились к присяге (присяжные поверенные) и были ответственны перед законом. Кроме того, вводилась частная адвокатура, т.е. частные поверенные, обладавшие теми же правами и обязанностями, что и присяжные поверенные. Подсудимый имел право нанимать адвоката. Если он был не в состоянии платить за услуги, суд обязан был предоставить защитника бесплатно.

Судебная реформа вызвала к жизни российскую адвокатуру. Адвокат стал не только участником судебного процесса. Адвокаты стали частью российской либеральной интеллигенции, боровшейся против произвола и беззакония, за права человека. Имена крупнейших адвокатов были широко известны, речи их печатались в журналах и газетах как образцы красноречия и борьбы за выявление истины в судебном процессе. О крупнейшем российском адвокате Ф.Н. Плевако журнал “Право” писал в 1906 г., что для российского ораторского искусства и судопроизводства он был тем же, что А.С.Пушкин для русской поэзии. Широко известны имена В.Д. Спасовича, Н.П. Карабичевского, В.А. Маклакова, С.И. Зарудного и др.

Реформа 1864 г. ввела институт присяжных заседателей, которые были призваны объективно определить виновность подсудимых. Присяжным заседателем мог быть российский подданный не моложе 25 лет, проживающий в уезде не менее двух лет, не находившийся под судом и следствием и владеющий определенным имуществом. Кандидаты в присяжные заседатели отбирались земскими управами, утверждались губернатором. Из утвержденных списков окружными судами отбирались кандидаты на год и по жребию 12 человек по разбору конкретных дел. Жеребьевка для участия в судебном заседании должна была обеспечить беспристрастность заседателей. Присяжные заседатели имели право знакомиться со всеми материалами дела, задавать вопросы в ходе судебного следствия подсудимым и свидетелям, требовать вызова новых свидетелей и представления вещественных доказательств. После окончания судебного следствия, выступления защитника и прокурора присяжные заседатели удалялись в совещательную комнату для вынесения судебного вердикта. Руководствуясь принципом совести, они определяли, виновен или невиновен подсудимый. При определении “виновен” они могли просить у суда снисхождения. На основе вердикта присяжных заседателей члены суда (председатель и два его заместителя) определяли приговор на основе действующих законов. Действуя по совести, присяжные заседатели часто выносили решения, неожиданные для власти. Так, в 1878 г. была оправдана известная революционерка Вера Засулич, стрелявшая в петербургского градоначальника, а в 1885 г. — организаторы Морозовской стачки.

Власти побаивались суда присяжных. Уже в начале 80-х годов из его ведения были изъяты дела о крупных государственных преступлениях. Революционеров судили судебные палаты и другие инстанции, где не было присяжных и можно было вынести нужный правительству приговор.

Военная реформа 1874 г. коренным образом изменила крепостнический принцип комплектования армии путем рекрутских наборов, введенных еще Петром I. В 1874 г. был издан Устав о всеобщей воинской повинности, изменивший порядок комплектования армии. Все молодые люди, достигшие 21 года, подлежали призыву в армию. Из признанных медицинскими комиссиями годными к военной службе отбирали по жребию нужный для призыва контингент. Остальных зачисляли в ополчение. Срок службы был сокращен до 6, а затем и до 3 лет. Закончившего действительную службу солдата зачисляли на 9 лет в запас, а затем до 40 лет в ополчение. Ополченцев призывали лишь при всеобщей мобилизации. Не призывали на действительную службу единственных кормильцев семьи.

Для лиц с высшим образованием был установлен сокращенный срок службы — 6 месяцев, для получивших среднее образование — два года. Обучение солдат включало все необходимое для подготовки хорошего воина. Бессмысленная муштра и телесные наказания были отменены. В воинских частях обучали солдат грамоте. Уже в первом призыве 1874 г. количество грамотных увеличилось с 13 до 20%. А впоследствии большинство возвращалось из армии грамотными. Были реорганизованы военные учебные заведения, готовящие офицерские кадры. Все это способствовало повышению боеспособности вооруженных сил. Их высокое качество проявилось уже в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Реформа армии связана с деятельностью военного министра и известного ученого, автора пятитомного сочинения о войне с Францией в 1799 г. при Павле I и трудов по военной статистике Д.Милютина.

В 1863 г. был издан новый университетский устав. Университеты были освобождены от правительственной опеки. Советы университетов стали автономными и получили право самостоятельно решать все внутренние проблемы университетской жизни: избрание профессоров на кафедры, составление программ и учебных планов, создание научных обществ, регулирование хозяйственной деятельности учебных заведений. Были отменены вступительные экзамены и усилены требования к курсовым и переводным экзаменам, расширились возможности посещения лекций и сдачи экзаменов для вольнослушателей, формально не зачисленных в университет. Состав студентов значительно демократизировался. Уже в 1866 г. около 1/5 студентов получали стипендию, 31,4% были освобождены от платы за обучение. В 1875 г. количество необеспеченных студентов превысило 75%. Уменьшилась прослойка выходцев из дворянства и высшего чиновничества.

В пореформенной России широкое развитие получило женское образование. До этого женщина могла получить высшее образование только за границей. Были открыты женские гимназии. При женских гимназиях создавались педагогические курсы. Для дочерей лиц духовного звания создавались епархиальные училища, готовящие педагогов для начальных школ. В 1878 г. общественные активисты во главе с профессором Петербургского университета К.Н. Бестужевым-Рюминым добились открытия в Петербурге Высших женских курсов, приравненных к университету. Такие же курсы были открыты в Москве под руководством профессора В.И. Герье. Было положено начало женскому медицинскому образованию. В начале 70-х годов начались занятия на женских медицинских курсах.

Реформа образования породила новый тип российского интеллигента: широко образованного, критически мыслящего, стремящегося к активной общественной и практической деятельности.

Но со второй половины 60-х годов, когда министром народного просвещения стал ярый реакционер А.Д. Толстой, началось отступление от прогрессивных тенденций в области образования. В первую очередь это касалось среднего образования. Из гимназически программ были почти полностью изъяты естественные науки, со кращены программы изучения истории и литературы. Главным) предметами стали древние языки — латинский и греческий. Уси лились правительственный надзор и вмешательство властей в ра боту учебных заведений.

В исторической литературе реформы 60—70-х годов XIX в. по лучили определение как революции сверху. В целом оно верно от ражает крупнейший поворот в истории страны. Дореволюционная историография оперировала также понятием “великие реформы”. Укоренился также тезис о незавершенности реформ, их половинчатости и непоследовательности. Незавершенность реформаторских попыток являлась одной из причин последующих кризисных ситуаций, революционных взрывов 1905 и 1917 гг. Но неверно было бы понятие незавершенности отнести к реформаторам 60—70-х годов XIX в. Александр II и его окружение проводили в жизнь доступную им и последовательную в тех условиях программу коренных преобразований, которых Россия не знала со времен Петра Великого. Невозможно было ожидать от них радикального переустройства политической и социальной жизни страны. Их цель была укрепить существующий строй, сделать его более гибким и соответствующим современным условиям. Эта цель была реформаторами достигнута. В истории страны произошел крупнейший поворот. Начался новый этап ее развития.

Экономические и социальные последствия реформ

Характерная черта пореформенных десятилетий — бурное экономическое развитие. Отсталая крестьянская Россия в короткие сроки превращалась в современную индустриальную державу Рост экономики был обусловлен отменой крепостного права и реформами 60—70-х годов. Немаловажную роль играла политика правительства, главным проводником которой был М.Х. Рейтерн. В 1862—1878 гг. он занимал пост министра финансов, а в 1881— 1886 гг. — председателя Кабинета министров. М.Х. Рейтерн был сторонником западноевропейского либерального фритредерства, предполагающего частную собственность, свободное предпринимательство, конкуренцию, невмешательство государства в экономику М.Х. Рейтерн всячески поощрял развитие акционерного капитала. За 1862—1873 гг. возникло 373 акционерных общества, в том числе 73 банка, 53 железнодорожных, 163 промышленных общества. Сумма акционерного капитала выросла с 9,7 млн. руб. в 1860 г. до 97,7 млн. руб. в конце 70-х годов.

Первым крупным результатом явилась так называемая “железнодорожная лихорадка”. Вливание частного российского и иностранного капитала стало главным толчком бурного железнодорожного строительства. Для строительства железных дорог были использованы 7,2 млн. дол. (11 млн. руб.), полученных Россией от США за Аляску в 1867 г. В 1861 г. действовало 1488 верст железных дорог. За 1861—1865 гг. построено 2055 верст, за 1866—1870 гг. — 6659 верст дорог.

К 1881 г. в стране уже было 17,6 тыс. верст. Были построены линии Москва — Харьков — Севастополь; Москва — Киев — Одесса; Рига — Царицын; Москва — Нижний Новгород и др. Железнодорожная сеть связала крупнейшие хлебопроизводящие районы с портами на Черном и Балтийском морях, донецкий уголь получил выход в центральный промышленный район. Вдоль линии железных дорог появлялись новые города, менялся облик старых городов — Одессы, Харькова, Ярославля, Нижнего Новгорода. Москва превратилась в крупнейший узел железных дорог, индустриальный центр. Вокруг Москвы образовался промышленный район с годовым объемом производства, равным 775 млн. руб., в том числе 200 млн. руб. в Москве. Объем производства Петербургского промышленного района достигв 90-х годах XIX в. 319 млн. руб. По переписи 1897 г., численность городского населения составляла 16,2 млн. человек, или 13% населения страны, а в 1858 г. — только 5,8%. В 1863 г. в стране было 10 городов с населением свыше 50 тыс. человек, а в 1897 г. — 44.

Строительство железных дорог стимулировало развитие металлургии, деревообработки, добычи угля. В начале 90-х годов Россия производила 800 паровозов и более 15 тыс. вагонов в год. За 1860— 1875 гг. выплавка чугуна увеличилась с 19,6 млн. до 25,5 млн. пудов, стали — более чем в 10 раз, добыча угля выросла в 7 раз, производство машин увеличилось с 14 млн. до 43,4 млн. руб., выработка Хлопчатобумажных тканей — более чем в 2 раза. В развитии промышленности были сбои и кризисные явления. Однако темпы продолжали расти. По темпам прироста промышленного производства Россия вышла на первое место в мире. Имеющиеся данные свидетельствуют о качественном скачке.

За 1863—1879 гг. количество фабрик увеличилось на 32%, а механических заведении — на 78%, численность рабочих возросла за это время на 68%, объем производства — в 2,4 раза.

Бурный экономический рост вызвал изменение социального облика страны. Развивались два новых класса — рабочий класс и буржуазия. Численность рабочих на крупных и средних предприятиях увеличилась за 30 лет в 2 раза, а на железнодорожном транспорте — в 20 раз. К концу века на всех предприятиях, железных дорогах и в строительстве насчитывалось около 10 млн. наемных рабочих. Это был новый для России класс, формирующийся из крестьян. Почти половина из них были рабочими в первом поколении, только что пришедшими из деревни. Социальные права рабочих, их взаимоотношения с работодателями не были определены законами. До второй половины 80-х годов широко эксплуатировался женский и детский труд с самой низкой оплатой. Не был ограничен никакими законами рабочий день, существовала произвольная система штрафов. Российское законодательство запрещало создание рабочими профессиональных объединений для защиты своих интересов. Единственными формами протеста явля лись стихийная стачка, бунт. Самая известная и организованная стачка на Никольской мануфактуре Морозовых в Орехово-Зуеве и 1885 г. Среди рабочих выделяются свои вожаки — Петр Алексеев. Степан Халтурин, Петр Моисеенко. В конце 70-х годов возникли нелегальные рабочие организации в Одессе и Петербурге.

Под влиянием растущего рабочего движения правительство было вынуждено издать ряд фабричных законов. Была ограничена работа малолетних, учреждена фабричная инспекция на крупных и средних предприятиях. После Морозовской стачки были изданы законы о штрафах и правилах найма на работу. После крупных петербургских стачек 1895 и 1896 гг. рабочий день был законодательно ограничен до 11,5 ч. Но все эти меры не решали рабочего вопроса. Отсутствие профессиональных рабочих объединений, которые в это время существовали во всех европейских странах, использовали нелегальные революционные организации, народник" и марксисты, которые проникали в рабочие массы и использовали их недовольство для осуществления своих политических программ Следствием нерешенности социальных проблем стали превраше ние рабочего класса в мощную силу и усиление опасности социального взрыва.

В развитии сельского хозяйства наблюдаются две противоположные тенденции. Первая — прогресс сельскохозяйственного производства, рост его производительности и товарности. Повышались урожайность, валовые сборы. Так, если в 1861—1870 гг. средняя урожайность зерновых в европейской части России составляла 29 пудов с десятины, то в 1891—1900 гг. — 39 пудов. В помещичьих имениях — соответственно 33 и 47 пудов. Посевные площади увеличились с 82,5 млн. десятин в начале 60-х годов до 103 млн. десятин в 1887 г. В черноземных губерниях прирост составлял более 50%. Валовые сборы зерновых увеличились за 30 лет после реформы с 2 млрд. до 3,3 млрд. пудов. Россия занимала второе место в мире после США по производству и экспорту сельскохозяйственной продукции. За 25 лет вывоз хлеба за границу увеличился в 2,7 раза и в 1896 г. достиг 516,3 млн. пудов. Характерными являлись специализация отдельных районов и развитие товарного сельского хозяйства. Черноземные, поволжские, южноукраинские губернии специализировались на производстве товарного хлеба. На Украине и в Курской губернии развивалось производство свеклы и на этой базе — сахарной промышленности: посевы сахарной свеклы здесь увеличились со 100 тыс. десятин в 60-х годах до 360 тыс. десятин в 1896—1898 гг., а количество переработанной свекловицы выросло за этот период с 4,1 млн. до 35 млн. берковцев (1 берковец составляет 10 пудов). Тверская, Смоленская, Псковская губернии стали крупнейшими производителями льна. В северных губерниях, близких к промышленным центрам, — Костромской, Ярославской, Тверской — развивалось молочное животноводство.

Одновременно просматривается другая тенденция — отсталость сельского хозяйства и социальных отношений в деревне. Лишь часть помещичьих и крестьянских хозяйств перестроились на базе рыночных отношений и товарного производства. Многие помещики разорялись, продавали свои имения. Но большая их часть продолжали использовать полукрепостнические методы хозяйствования — сдавали часть земли в аренду за отработки или половину урожая (каждый второй сноп). Это было все то же барщинное хозяйство, лишь несколько измененное: отличие состояло в том, что крестьянин был лично свободен.

В конце XIX в. крестьяне составляли более 3/4 населения страны. На крестьянских полях выращивалось 78,4% зерновых.

Однако большинство крестьянских хозяйств были полунатуральными, обрабатывали землю при помощи отсталой техники и отсталых методов хозяйствования. По подсчетам профессора Ходского, лишь 32% крестьян при существующих условиях могли получить со своих наделов товарный излишек. Наделы 40% были .остаточными, чтобы прокормиться, но излишков они не имели.

Более четверти крестьянских хозяйств имели недостаточный надел, не могли себя прокормить при среднем урожае и должны были искать дополнительные заработки или арендовать землю у помещика. С ростом товарности сельскохозяйственной продукции росли арендная плата и рыночная стоимость земли. Вынужденная аренда усиливала зависимость крестьян от помещиков. Из 43 губерний европейской части России в 17 преобладала отработочная система, а в 7 — смешанная (отработочная и денежная аренда). При отработочной системе для обработки помещичьих земель использовали примитивный крестьянский инвентарь и истощенный скот.

Главным податным сословием оставалось крестьянство. Ежегодно оно выплачивало государству прямых налогов на сумму 195 млн. руб., а помещики — 13 млн. руб. (в 15 раз меньше). За выкуп помещичьих земель крестьяне уплатили до 1907 г. 1,5 млрд. руб. Эта сумма в несколько раз превышала рыночную стоимость полученной в ходе реформы земли. Всего на крестьянский двор в среднем приходилось около 30 руб. податей, что составляло половину всех доходов. Большинство крестьянских обществ платить были не в состоянии. Недоимки увеличивались с каждым годом. В Уфимской губернии недоимки в середине 70-х годов составляли 25% окладного сбора, а в 1898 г. — почти в 4 раза превышали окладный сбор. Такое же положение было в Самарской, Симбирской, Казанской губерниях.

После отмены крепостного права выделился слой крестьян-предпринимателей, которые использовали по разным губерниям от 60 до 90% купчей и 45—83% арендованной земли. По данным Воронежской губернии, средний денежный доход этой группы составлял 1047 руб., а низший — 64 руб.

Общинное владение землей сдерживало естественные процессы социального развития деревни. Русский крестьянин был не собственником земли, а лишь ее пользователем. За 35—40 лет после реформы численность сельского населения увеличилась в 2 раза. Излишек рабочих рук, не находивших применения в деревне, даже при низкой производительности труда составлял более 5 млн..

Неурожаи 1868, 1873, 1880 гг. и особенно 1891 г. еще более ухудшали положение крестьянских масс, вели к массовой смертности и разорению средних и бедных хозяйств.

В политической системе самодержавия крестьянство оставалось самым бесправным сословием. До 1903 г. сохранилась такая мера, как телесные наказания по решению деревенского схода или местной администрации. Не удивительно, что положение деревни, таившей в себе взрывоопасную зону, привлекало внимание общественности и местных властей.

Формально крестьянскому вопросу чиновничий аппарат уделял много внимания. Создавались различные комитеты, проводились анкетные обследования. Но на крестьянство по-прежнему смотрели как на сословие, нуждающееся в посторонней опеке. При Александре III была введена должность земского начальника, который следил за земствами и сельским самоуправлением, имел право подвергать телесным наказаниям провинившихся. Были изданы законы, призванные укрепить общинный строй. Подобные меры еще более усугубляли обстановку и усиливали кризисные явления.

Со второй половины 60-х годов происходят заметные колебания правительственной политики. Под влиянием растущего общественного движения и действий революционеров правительство ужесточает контроль за деятельностью земств, вносит изменения в судебные уставы 1864 г., усиливает цензуру, ведет наступление против либеральных тенденций в системе образования.

В конце 70-х годов усилилось влияние министра внутренних дел М.Т. Лорис-Меликова, который считал необходимым для политической стабилизации режима провести некоторые реформы; призвать представителей мест для обсуждения наиболее важных вопросов жизни страны, несколько ослабить цензуру. После долгих колебаний Александр II решился на новые реформы. Убийство Александра II 1 марта 1881 г. усилило позиции крайних консерваторов, которые получили безоговорочную поддержку нового императора. М.Т. Лорис-Меликов и его сторонники были отправлены в отставку. Наступило время реакции и контрреформ.

История отечества






© Банк лекций Siblec.ru
Формальные, технические, естественные, общественные, гуманитарные, и другие науки.