15. Общественное и революционное движение второй половины XIX в.

История отечества

15. Общественное и революционное движение второй половины XIX в.

Консерваторы и либералы

Связанные известными идеологическими установками советские историки преувеличивали наличие революционной ситуации в России в 50-х — начале 60-х годов. Односторонним было изучение общественного движения. Главное внимание обращалось на исследование радикально-революционного крыла. Российский либерализм рассматривался только с негативной стороны.

Зависимость исторической науки от идеологических установок можно проследить на примере изучения народнического движения. В 20-е годы торжественно отмечалось 50-летие “Народной воли”. Программу этой организации и теоретические положения П.Н. Ткачева многие авторы рассматривали в качестве предшественников большевизма.

В середине 30-х годов произошел коренной поворот. С выходом в свет “Краткого курса истории ВКП(б)” к народникам установилось крайне негативное отношение как к врагам марксизма. Исследование народнического движения полностью прекратилось. Возобновилось оно лишь во второй половине 50-х годов, существовавшие запреты были сняты. Успехи в этой области исторического знания весомы: опубликованы ряд монографий, большое количество статей. Однако многие проблемы рассматривались под углом зрения В.И. Ленина. В последние годы интерес к либерально-оппозиционному движению усилился, хотя за рубежом оно активно изучалось давно.

В общественно-политическом движении пореформенной России можно выделить три главных направления. Первое, консервативное, представители которого противились всяким изменениям и негативно оценивали реформы 60—70-х годов, ратовали за их пересмотр. Второе, либерально-оппозиционное, представители которого полностью поддержали реформаторский путь, стремились к дальнейшим политическим преобразованиям. Третье, радикально-революционное, представители которого действовали в глубоком подполье и пытались насильственным путем изменить общественно-политический строй страны на основе учения о социализме.

Российский консерватизм объединил в основном высший слой служилой бюрократии и окружение царя, значительную часть дворянства и духовенства, генералитета армии. В руках консерваторов была государственная власть, поэтому многие их идеи находили воплощение в политике правительства.

Виднейшими идеологами и проводниками консерватизма были известный государственный деятель, юрист К.П. Победоносцев; публицист, в молодости примыкавший к либеральному течению М.Н. Катков; генерал-адъютант, а впоследствии министр императорского двора и уделов, И.И. Воронцов-Дашков; граф, дипломат, генерал от инфантерии Н.П. Игнатьев и др. Идеалом консерваторов являлось “живое народное самодержавие” в духе допетровских времен. Некоторые предлагали даже перенести столицу из развращенного либеральными идеями Петербурга обратно в Москву.

Наиболее крупным идеологом консерватизма в конце XIX в. был К.П. Победоносцев. Широко образованный, К.П. Победоносцев обладал литературным талантом. После окончания училища правоведения он был несколько лет профессором Московского университета. Его трехтомный “Курс гражданского права” много раз переиздавался и являлся пособием для студентов. Отличавшийся необыкновенной работоспособностью, точностью, исполнительностью и преданностью режиму, он быстро продвигался по ступеням высшей служилой бюрократии. В 1872 г. становится членом Государственного совета, а затем в течение 25 лет (1880—1905) занимает высокий пост обер-прокурора Синода. К.П. Победоносцев читал курсы законоведения наследникам престола, будущим императорам Александру III и Николаю II. Это обеспечивало ему высокое место в окружении царя и влияние на государственную политику.

К.П. Победоносцев был консерватором и ярым реакционером. Даже малейшее проявление либерализма вызывало у него ненависть. С особой ожесточенностью критиковал он суд присяжных, “адвокатское сословие”, представлявшее опасность для государственного порядка, земские учреждения.

Обрушив свой гнев на Александра II, К.П. Победоносцев стремился настроить наследника престола против реформаторского курса отца. В письме, датированном 14 декабря 1879 г., т.е. написанном при жизни Александра II, К.П. Победоносцев писал, что Александр II — “жалкий и несчастный человек, в руках его распалась и рассыпалась власть, и царство его, может быть, не по вине его, было царством лжи и мамоны, а не правды”.

Особую ненависть К.П. Победоносцева вызывали инородцы, главным образом поляки и евреи. Он был вдохновителем антипольской кампании и еврейских погромов. Как и другие консерваторы, главную опасность для России он видел в идеях европейской прогрессивной политической мысли, европейской демократии.

Сущность российского консерватизма проявилась в травле крупнейших российских писателей Л.Н. Толстого, Н.С. Лескова, философа В.С. Соловьева. Резкой критике подвергался даже Ф.М. Достоевский, во многом разделявший мнение консерваторов. Ни Л.Н. Толстой, ни В.С. Соловьев, ни Н.С. Лесков не были противниками режима, но К.П. Победоносцеву и другим консерваторам претили их свободная мысль и широкая популярность. На посту обер-прокурора К.П. Победоносцев делал все возможное для укрепления позиций православной церкви: в 80-е годы ежегодно открывалось по 10 монастырей и 250 церквей. В то время как светская школа свертывалась, количество церковноприходских школ за 1881—1894гг. увеличилось в 8 раз. Государственные ассигнования на их содержание выросли в 40 раз. По экономическим взглядам консерваторы были противниками свободы торговли. Они настаивали на усилении контроля государства над частными предпринимателями и развитии тех отраслей промышленности, в которых заинтересовано правительство. В аграрном вопросе они отстаивали меры по защите помещичьего землевладения и упрочению общинного устройства деревни.

Реакционная политика консерваторов прервала путь либеральных реформ и была одной из причин, ускоривших революционный взрыв.

Либерально-оппозиционное движение противостояло консерватизму и ставило цель постепенно изменить самодержавно-бюрократический режим, превратить Россию в правовое государство, основанное на принципах политической свободы и равноправия граждан. Термин “либерализм” происходит от латинского слова “либералис” (свободный). В центре внимания либеральных политических течений человек с его индивидуальными особенностями и потребностями, раскрепощение человеческой личности, свобода совести, экономической и политической деятельности. Либерализм не приемлет революционных методов, отстаивает законный и постепенный путь преобразований, компромисса в политике, уважительное отношение и терпимость к другим взглядам и идеям.

В России второй половины XIX в. не было либерально-оппозиционной партии. Кружки либерально настроенной интеллигенции группировались вокруг земств и популярных в то время журналов и газет: “Вестник Европы”, “Отечественные записки”, “Русские ведомости”. Возглавляли эти издания видные общественные деятели и ученые — М.М. Ковалевский, М.М. Стасюлевич, А.А. Кра-евский. На страницах либеральных изданий публиковали свои произведения Н.А. Некрасов, М.Е. Салтыков-Щедрин, И.С. Тургенев и другие известные русские писатели.

Либеральные течения, не были едиными по своим идейным позициям. Между отдельными группами и лицами проходили острые дискуссии. Но их объединяла неприязнь к авторитарному режиму, бюрократии и чиновничьему произволу, борьба за продолжение и углубление реформ, превращение России в правовое демократическое государство. Одним из главных лозунгов либералов была свобода личности, невмешательство государства в частную жизнь граждан, равноправие всех перед законом и ликвидация сословий, в первую очередь это касалось неравноправного положения крестьянства. В экономической области они были сторонниками свободного предпринимательства, невмешательства государства в хозяйственную деятельность, справедливого и мирного решения социальных конфликтов.

Опорой либерализма стали земства. Во многих земствах появились тенденции превращения в органы местного самоуправления, низовую ячейку будущего демократического устройства страны. Особенно отличались реформаторскими настроениями Черниговское и Тверское земства. В Чернигове развернулась деятельность одного из видных идеологов и руководителей российского либерализма конца XIX — начала XX вв. И.И. Петрункевича. Будучи с конца 60-х годов гласным Черниговского земства, он выпустил брошюру “Основные задачи земства”. В земствах он видел основную ячейку будущего демократического устройства России. Для этого, считал он, необходимо сделать выборы земств бессословными, без деления избирателей по куриям; создать земские органы в волостях с преобладанием крестьянства; расширить права земств, превратить их в органы местного самоуправления; привлечь земских деятелей к решению общегосударственных вопросов. В конце !879 г. И.И. Петрункевич был арестован и сослан сначала в Вятскую губернию, затем в Смоленск. После освобождения он продолжал свою деятельность в Тверском земстве.

В пореформенный период ярко проявилась деятельность "•Н. Чичерина, крупнейшего ученого, историка государства и права. Первоочередными реальными мерами он считал обсуждение принимаемых законов с участием народных представителей, прекращение внесудебных расправ над людьми за выражение ими своих политических взглядов. Б.Н. Чичерин был избран гласным Полтавского земства и активно участвовал в земском движении. В 1882г. его избрали городским головой Москвы. В приветственном адресе Александру III он упомянул о необходимости единения власти с обществом. Этого было достаточно, чтобы “по высочайшему повелению” отправить его в отставку.

Либералы стремились воздействовать на правительство, убедить царя в необходимости реформ, чтобы остановить террор. Одновременно они пытались добиться от революционеров хотя бы временного прекращения террора, чтобы дать возможность правительству приступить к реформам. В начале декабря 1879 г. по инициативе И.И. Петрункевича было созвано совещание в Киеве. От народников в нем участвовали В. Осинский, Л. Волькенштейн и др. Однако революционеры не хотели отказаться от террора. Правительство на увещевания либеральных политиков не реагировало. С убийством Александра II обстановка изменилась. Либеральное и революционное течения общественного движения окончательно размежевались.

Одна из коренных проблем дискуссий того времени — Россия и Запад. Либералы были в подавляющем большинстве западниками. Они призывали использовать для России все прогрессивное, что выработала культура и политическая жизнь Западной Европы, в первую очередь ее демократические принципы и свободы. Но российские либералы оставались истинными патриотами своей страны, были противниками слепого подражания. Будущее России, ее процветание они видели в осуществлении идеалов свободы и порядка, преодолении царящего в стране чиноначалия, бюрократии и произвола.

Революционное народничество: идеология, организация, тактика

В широком смысле под народничеством подразумевается общественное движение, основанное на идеях А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского и их единомышленников о самобытном пути движения России к более справедливому социальному строю, вере в жизненность общинного устройства российской деревни, резкой критике крестьянской реформы, ее экономических и социальных последствий. В отличие от либералов народники на первый план выдвигали социальные проблемы и допускали революционный путь их решения. В более узком смысле это революционные подпольные группы и организации 60—80-х годов XIX в. Непосредственными идеологами и вдохновителями революционного народничества были М.А. Бакунин, П.Л. Лавров, П.Н. Ткачев.

М.А. Бакунин был выходцем из среды высшего дворянства. Учился в артиллерийском училище, увлекался немецкой философией, был членом кружка Н.В. Станкевича. Уехав за границу, он участвовал в революционном движении 1848—1849 гг. в Германии и Австрии, был дважды приговорен к смертной казни и выдан царскому правительству. В 1861 г. бежал из ссылки через Японию в США, а затем перебрался в Европу, сотрудничал с А.И. Герценым и В.Г. Белинским.

М.А. Бакунин — один из теоретиков анархизма. Конечную цель он видел в “освобождении всего человечества посредством восставшей черни”, уничтожении буржуазной цивилизации, разрушении всех экономических, политических, религиозных учреждений, полном и окончательном уничтожении классов, семьи, наследственных прав. На смену старому строю должно прийти объединение людей в сельские и городские общины, добровольные федерации общин.

Анархическая теория М.А. Бакунина не признавала никакого государства, в том числе и демократического. Во “всеобщем избирательстве” он видел прикрытие господства образованного меньшинства.

Зачинщиком всемирного бунта, по мнению М.А. Бакунина, должна стать Россия. Россия пережила разинщину и пугачевщину. В России скопилось достаточно горючего материала для социального взрыва. В русском народе М.А. Бакунин видел черты, соответствующие его анархическим идеям: веру в то, что земля ничья и принадлежит народу, веру в общинное землевладение и мирское управление.

М.А. Бакунин призывал интеллигенцию, “умственный пролетариат”, к действию, идти в деревню, бросить “ток между разрозненными крестьянскими мирами”, объединить лучших людей из крестьян, “естественных революционеров”, с фабричными рабочими. “Не учить народ, а бунтовать” — таков был девиз М.А. Бакунина.

П.Л. Лавров также получил военное образование. Он был блестящим математиком, преподавателем военных учебных заведений. Еще до реформы он стал известен как философ, отличавшийся Радикальными взглядами. В 1866 г. П.Л. Лавров был арестован за связь с революционными организациями. Бежал в 1870 г. из вологодской ссылки и закончил в 1900 г. свою жизнь в эмиграции. В ссылке он написал книгу “Исторические письма”, которая вызвала жаркие дискуссии и с жадностью читалась молодежью.

П.Л. Лавров призывал молодежь изучать жизнь народа, знать, чем живет и отчего страдает рабочий люд, который своим трудом “поддерживает здание цивилизации” и дает возможность молодежи учиться. В отличие от Бакунина П.Л. Лавров призывал молодежь просвещать народ, выводить его из состояния отсталости, готовить его к будущему социальному перевороту. Суть исторического прогресса он видел в совершенствовании человека и общества, развитии человеческой солидарности, воплощении в человеческом общежитии идей равенства и справедливости. По его убеждению, носителем общественного прогресса является критически мыслящая личность, сила личности — в поддержке ее народом. П.Л. Лавров считал, что перестройка русского общества должна быть проведена самим народом, но народ нужно к этому подготовить, создать революционную партию, состоящую из энергичных, мыслящих, убежденных и преданных делу людей.

П.Н.Ткачев происходил из обедневшей дворянской семьи. Со студенческих лет участвовал в революционном движении. Был исключен из университета. Экстерном закончил юридический факультет. Короткое время работал помощником присяжного поверенного. Был сослан. В 1873 г. бежал из ссылки и эмигрировал. За короткую жизнь (умер в январе 1886 г. в возрасте 41 года) написал большое количество литературно-критических статей, работ по проблемам права и философии. Свои политические взгляды П.Н. Ткачев изложил в брошюре “Задачи революционной пропаганды”, открытом письме Фридриху Энгельсу, редактируемом им журнале “Набат”, который выходил за рубежом с 1875 по 1881 г. П.Н. Ткачев резко полемизировал с Бакуниным и Лавровым. Идею народной революции он считал утопичной и неосуществимой. Его главный лозунг — захват власти небольшой группой революционеров, хорошо организованных и спаянных крепкой дисциплиной. После захвата власти создается революционная диктатура, которая будет проводить в жизнь главные требования народнической программы: превращение общины в главную ячейку хозяйственной и общественной жизни, установление новых отношений между людьми на принципах любви, равенства и братства, постепенное устранение функций государства.

П.Н. Ткачев верил в возможность и необходимость осуществить как можно скорее революционный переворот, пока еще только нарождаются новые формы буржуазных отношений и самодержавие не осуществило новые реформы. Быстрый экономический прогресс и демократические преобразования могут сделать революцию невозможной. Благоприятный момент будет упущен. П.Н. Ткачев был уверен, что главное условие успешного политического переворота — всеобщее недовольство и отчаяние — уже налицо. Другое условие — дезорганизация власти — может быть обеспечено действиями революционеров, в первую очередь террором.

Учение М.А. Бакунина, П.Л. Лаврова, П.Н. Ткачева вдохновляло и объединяло революционеров 70-х — начала 80-х годов в их стремлении к революционному ниспровержению существующего строя и к справедливому социальному переустройству общества, опираясь на общинные традиции российского крестьянства. Разногласия возникали по вопросам о методах и средствах осуществления революционных идей.

Первые попытки революционной политической агитации появились в начале 60-х годов В 1861 г. распространялась прокламация “Великорус”, которая приписывалась Н.Г. Чернышевскому и редакции журнала “Современник”. Авторы призывали к массовым действиям для осуществления демократических преобразований. В другом листке “К молодому поколению” (автор — литератор М.Л. Михайлов) уже звучали угроза правящей династии и требование замены монархии выборным старшиной, который получал бы жалованье от народа. Крайним экстремизмом отличалась прокламация “Молодая Россия”. Автор ее, студент Зайчневский, выступал от имени не существующей на деле подпольной организации под тем же названием. Автор прокламации, разделив все население России на две партии — народную и императорскую, призывал к беспощадной кровавой борьбе, полному истреблению императорской партии, к которой относятся все дворяне, чиновники, офицеры и члены их семей. Один из членов небольшого подпольного кружка под названием “Ад” Д.В. Каракозов стрелял 4 апреля 1866 г. У Летнего сада в императора Александра II. В конце 60-х годов усилилось студенческое движение по сугубо академическим проблемам. Но революционеры пытались использовать его для политической борьбы. С.Г. Нечаев и П.Н. Ткачев сочинили “Программу Революционных действий”, предполагая создать во всех университетских городах революционные центры, чтобы весной 1870 г. поднять всеобщее народное восстание.

Особенно ярко проявилась деятельность С. Г. Нечаева, обладавшего невероятной энергией, самолюбием и фантазией. В 1869 г. он создал кружок из студентов Петровской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии в Москве. С. Г. Нечаев вошел в Доверие к М.А. Бакунину и убеждал его в наличии в России широко разветвленной революционной организации. На самом деле кружок насчитывал немногим более двух десятков человек и действовал по принципам строгой конспирации и взаимной ответственности. За подозрение в измене С.Г. Нечаев и его сообщники зверски убили своего товарища по кружку студента Иванова. Нечаев бежал в Швейцарию, но был выдан русскому правительству как уголовный преступник. В 1872 г. был устроен открытый судебный процесс. На скамье подсудимых оказались 87 человек. Приговоренный к 20 годам каторги, Нечаев умер в 1882 г. в Шлиссельбургской крепости. Слово “нечаевщина” стало нарицательным и означает грубое нарушение революционерами общепринятых моральных норм во взаимных отношениях, применение для достижения своих целей лжи, шантажа, убийства.

При содействии М.А. Бакунина С. Г. Нечаев написал “Катехизис революционера” с изложением основных постулатов революционной борьбы. Революционер должен полностью порвать с окружающим его обществом, его образом жизни и моралью. У него нет “ни своих интересов, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени”. Его единственная цель — разрушение этого “поганого строя”. Нравственно все, что содействует торжеству революции. Революционер должен быть готов сам погибнуть и погубить все, что мешает его главной цели. Родственные, любовные отношения, дружеские связи следует рассматривать только с точки зрения их целесообразности для революции. Все “поганое общество”, по терминологии С.Г. Нечаева, следует разделить на несколько категорий, которые одна за другой должны быть уничтожены.

Нечаевщину осуждали большинство революционеров. Правительство широко публиковало “Катехизис революционера” и материалы суда над С.Г. Нечаевым, чтобы вызвать неприязнь у либерального общества к своим наиболее опасным противникам. История нечаевщины побудила Ф.М. Достоевского написать роман “Бесы”, осуждавший цели и методы революционного подполья. Неверно было бы российское революционное движение 70—80-х годов XIX в. и последующего времени отождествлять с нечаевщиной.

В конце 60-х — начале 70-х годов возникли подпольные кружки с целью пропаганды среди крестьян. Один из них известен под названием кружка “чайковцев” по фамилии одного из его организаторов, студента медико-хирургической академии Н.В. Чайковского. Другое его название “Большое общество пропаганды*' В состав кружка входили известные затем участники народнического движения — С.Л. Перовская, Д.А. Клеменц, С.С. Синегуб, П.А. Кропоткин. Всего около 36 человек. Одновременно в Москве возник кружок так называемых сибиряков во главе с А. В. Долгушиным. Создавались также кружки самарцев, оренбуржцев и др. В основном это были студенты, выходцы из этих губерний.

Начало массовому движению в народ положили прокламация долгушинского кружка “К интеллигенции” и “Программа революционной пропаганды”, составленная П.А. Кропоткиным. Началось изготовление агитационных брошюр и листовок. Подпольная литература ввозилась из-за границы. В брошюрах “Сказка о четырех братьях”, “Как должно жить по закону природы и правды”, “Сказка о копейке” и других в доступной для крестьян форме излагались причины существующей социальной несправедливости и содержались призывы к всенародному восстанию.

Участники движения в народ готовили себя к работе среди крестьян: учились ремеслу, изучали быт местностей, где они собирались вести пропаганду, учились разговаривать на простонародном языке. Для агитации избрали в первую очередь районы, где ранее были крестьянские волнения (Дон, Поволжье, Центральное Черноземье, часть Украины). Главная задача — войти в доверие к крестьянам и побудить их к активным действиям. В 1873—1874 гг. народническая агитация распространилась на 37 губерний. В хождении в народ участвовали более 2 тыс. человек.

Неудача массового хождения в народ объясняется прежде всего коренным расхождением между идеями, которые проповедовали революционеры, и истинными нуждами и настроениями основной массы крестьянства. Крестьяне не воспринимали агитацию против царя и церкви, идеи социализма были непонятны им. Во многих случаях они сами сообщали ближайшему полицейскому чину о появлении в деревне каких-то неизвестных возмутителей. В разговорах крестьяне нередко сожалели об отмене крепостного права, говорили, что при “барах” было лучше.

Столкнувшись с реальным крестьянским миром, участники движения убеждались в утопичности идей идеологов народничества о крестьянском бунте и наивной крестьянской вере в идеи социального переустройства общества на основах всеобщего братства и справедливости.

Причину провала массового хождения в народ его участники видели в отсутствии единого руководящего центра, централизованной партии. Неудачи вели их к идеям П.Л. Лаврова о необходимости постепенного просвещения отсталых масс и создания для этого боевой организации. Следующий этап народнического движения — создание в 1876 г. единой организации “Земля и воля” для централизованного руководства революционной деятельностью. В состав “Земли и воли” входили молодые революционеры — М.А. Натансон, В.А. Осин-ский, О.В. Аптекман, будущий основатель российского марксизма Г.В. Плеханов, а также другие участники движения С.Л. Перовская, Н.А. Морозов, С.М. Кравчинский (Степняк-Кравчинскии) В.И. Фигнер и др.

Землевольцы видели свою цель не в немедленном возбуждении всеобщего бунта, а в подготовке масс, просвещении их, пробуждении в народе политического сознания. Под руководством “Земли и воли” началось новое движение в народ. На сей раз интеллигенция шла в деревню для просветительской и агитационной работы под видом учителей, врачей, агрономов; в деревне создавались небольшие ремесленные и торговые заведения.

Организаторы “Земли и воли” стремились поднять активность масс посредством коллективных протестов, ходатайств, отказа от уплаты податей. Под руководством землевольцев было организовано несколько рабочих стачек. 6 декабря 1876 г. проведена демонстрация у Казанского собора в Петербурге. В ней участвовали около 200 человек. Молодой революционер Г.В. Плеханов произнес речь, а рабочий Я. Потапов развернул знамя с надписью “Земля и воля”. Полиция арестовала более 30 участников, которые были осуждены затем на каторге и в ссылку в Сибирь.

Землевольцы допускали также действия, дезорганизующие правительство, в том числе и террор. Для этого была организована специальная группа, активность которой очень быстро росла. Переход к террору и политической борьбе все больше выдвигались на первый план. Причин было несколько. Немаловажную роль играла психология революционеров, стремившихся к активным действиям, не приспособленных к мирной просветительской деятельности. Росли нетерпение и готовность совершить политический переворот без участия народа. Сказывались репрессии правительства, которые вырывали лучшие кадры и грозили полным развалом. В середине 70-х годов было арестовано 770 человек. Менее чем за полтора года, с августа 1878 г. по декабрь 1879 г., 19 участников движения были казнено.

Террор стал формой мести и уничтожения наиболее ненавистных членов правительства. В январе 1878 г. молодая революционерка Вера Засулич стреляла в петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова. Вслед за этим М.С. Степняк-Кравчинскии убил шефа жандармов Мезенцева. Террористу удалось скрыться и перебраться за границу. В этом же году был убит харьковский генерал-губернатор. 2 апреля 1879 г. член землевольческой организации А. Соловьев предпринял попытку убить царя, но сделанные им четыре выстрела не попали в цель: Александр II упал лишь от испуга. Соловьев был казнен.

Проблема террора вызывала острые разногласия. В организации “Земля и воля” образовалось два течения — “ортодоксы” и “новаторы”. Во второй половине июня 1879 г. “новаторы” собрались в Липецке. После вдохновенных речей А. Желябова, А. Михайлова и других единогласно было решено отказаться от мирной культурнической деятельности среди крестьянства и сосредоточить все силы на борьбу с правительством путем террора. Было принято предложение Михайлова о подготовке убийства Александра II. К концу 1879 г. “Земля и воля” окончательно распалась. Большинство образовали новую революционную организацию “Народная воля”, целиком посвятившую себя политической борьбе с правительством путем террора. Меньшинство во главе с Г.В. Плехановым, О-В. Аптекманом, М.Р. Поповым, Я.В. Стефановичем и другими объявили о создании организации “Черный передел”, которая отстаивала старую тактику агитации и подготовки крестьянского восстания.

“Народную волю” возглавлял Исполнительный комитет из 20—30 человек. Это были испытанные, фанатично преданные идее революционеры — А.Д. Михайлов, В.Н. Фигнер, Н.А. Морозов, С.Л. Перовская, А.И. Желябов, Н.И. Кибальчич. Один из участников движения впоследствии писал, что всех их отличали “бесстрашие и беспощадность к борьбе. Все охвачены одним настроением, одним порывом, одной целью”. Количество оформленных членов организации доходило до 500, а примыкавших к движению было во много раз больше. Была создана военная организация во главе с офицером Сухановым, имевшая свои филиалы в Одессе, Тифлисе, Николаеве и Москве.

В отличие от своих предшественников “Народная воля” выдвигала на первый план демократические преобразования: свержение самодержавия, созыв Учредительного собрания для демократического преобразования политического строя России на началах свободы слова, печати, сходок, общественных объединений, всеобщего избирательного права, выборности должностных лиц и местного самоуправления. В экономической области предусматривалась передача земли народу, фабрик и заводов рабочим.

Демократическая программа народовольцев сближала их с либералами. Но либералы были сторонниками законных методов борьбы и постепенных преобразований. Конкретный план действий был сформулирован следующим образом: 1) создать центральную боевую организацию, способную поднять восстание, и провинциальные организации, способные поддержать восстание; 2) склонить на свою сторону армию, заручиться поддержкой интеллигенции, общественного мнения Западной Европы.

“Народная воля” придавала большое значение привлечению на свою сторону рабочих, формированию активной рабочей прослойки для подготовки восстания. Агитацию среди рабочих возглавлял А. Желябов, участие в этом принимали А. Михайлов, С. Перовская, В. Фигнер и др.

Однако работа в массах не получила широкого размаха. Главной формой практической деятельности народовольцев стал террор. Вся энергия и все силы Исполнительного комитета сосредоточились вокруг главной цели — убийства царя Александра II. Одновременно устраивались покушения на высших чиновников в разных городах. Террористическая деятельность будоражила общественность, создавала обстановку нервозности в правительственных кругах. Несмотря на аресты и жестокие расправы, революционеры усиливали натиск. Кучка неуловимых народовольцев почти два года вела неравную борьбу с могущественной махиной государственной власти. По упорству, изобретательности и самоотверженности подобных примеров в мировой истории найдется немного. Каждый день императору и высшим правительственным чиновникам угрожала серьезная опасность.

Самой крупной акцией явился взрыв в Зимнем дворце в феврале 1880 г., организованный рабочим-революционером Степаном Халтуриным. Под чужой фамилией он устроился столяром в царскую резиденцию; для взрыва был избран момент, когда вся царская семья должна была собраться в столовой на торжественный обед по случаю приезда зарубежных гостей. Взрыв произошел раньше времени. Мощность его была недостаточной. Если бы попытка Халтурина удалась, то последствия для российской истории были бы непредсказуемы. Погибла бы вся династия Романовых. На сей раз С. Халтурину удалось скрыться, но в 1882 г. он был повешен за покушение на одесского губернатора.

Осенью 1880 г. “охота” на императора достигла высшего напряжения. Были задействованы все возможные варианты. В роковой день 1 марта 1881 г. Александр II решил после длительного перерыва выехать из Зимнего дворца на осмотр войск. Все возможные пути следования императора были буквально оцеплены революционерами. По углам улиц расставлены метальщики с ручными бомбами. Руководила операцией Софья Перовская. Бомба, брошенная Гриневицким, завершила долго готовившийся акт цареубийства. Главная цель, ради которой боролись и погибали революционеры 70-х — начала 80-х годов, была достигнута.

Однако программы практических действий после убийства царя у народовольцев не было. Первая реакция — обращение к народу и ультимативное письмо новому императору Александру III: или революция, кровавая и неизбежная, или добровольное обращение верховной власти к народу. Никакого отклика в народе кровавая акция 1 марта не получила. Либеральная общественность отвернулась от террористов. Народные массы восприняли это как расправу с царем-освободителем. Правительство ответило массовыми репрессиями. Надежды на продолжение либеральных реформ окончательно исчезли. Новый император и его окружение стали на путь пересмотра многих реформ 60—70-х годов. Активные участники покушения сразу же были арестованы. Пять человек казнены. В феврале 1882 г. был устроен так называемый процесс двадцати. Перед судом предстали главные руководители Исполнительного комитета “Народной воли”. Оставшиеся на воле вскоре тоже были арестованы. Большинство из них погибли на каторге и в тюрьмах. Лишь немногие дожили до 1904—1905 гг., когда они вышли на свободу.

Убийством Александра II закончился героический период народнического движения. Опыт истории показал, что насилие и террор не могут привести ни к политической свободе, ни к улучшению экономического положения трудящихся масс. Но народничество как идеология крестьянского социализма, как движение интеллигенции за экономические, социальные и политические преобразования продолжало существовать. Менялись формы борьбы. Народники конца 80-х и 90-х годов отстаивали программу просвещения народа, экономической защиты крестьянского хозяйства и мелкого производства в городе от наступления крупного капитала. В начале 1900-х годов народническая идеология стала основой становления и деятельности партии социалистов-революционеров (эсеров).

Как тактика революционной борьбы террор народовольцев себя не оправдал. Существует морально-нравственный аспект подобных методов революционного действия. Несомненно, что убийства зачастую неповинных людей, разгул кровавого террора не могут быть оправданы даже самыми высокими идеями и заботой о страдающем народе. Никаких изменений в положении масс террор не приносил, невозможно также оправдать террор репрессиями правительства. Действия революционеров усугубляли методы борьбы с ними. Убийства высших сановников и самого царя не ослабляли а, напротив, укрепляли самодержавный режим.

Однако проблема психологии революционеров, организаторов и исполнителей террористических действий более сложна. Неверно изображать их кровожадными убийцами. Это были фанатики идеи, которые шли на верную смерть ради достижения высшей, по их мнению, цели — свержения тирании; достижение этой цели они считали высшим мерилом нравственности.

В последние годы появилось стремление огульного осуждения и карикатурного изображения революционеров 70—80-х годов XIX в. Этому способствует массовое издание тенденциозного романа генерала Краснова “Цареубийцы”, некоторые газетные и журнальные публикации. Предвзятый подход не способствует выявлению истины. Для этого требуется научный анализ объективно-исторического развития пореформенной России, мотивации действий и психологии участников исторических событий.

Зарождение марксизма в России

Марксизм как одно из направлений российского общественного движения возник в 80-х годах XIX в. В сентябре 1883 г. группа чернопередельцев образовала новую организацию “Освобождение труда”, проводившую идеологию западноевропейского марксизма. Главную задачу члены группы “Освобождение труда” Г. В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, В.И. Засулич, Л.Г. Дейч, В.И. Игнатов видели в пропаганде марксистских идей. Была развернута широкая издательская деятельность. За короткий срок были изданы на русском языке “Манифест Коммунистической партии”, “Наемный труд и капитал”, “Нищета философии” и другие работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Одна за другой выходили книги “Социализм и политическая борьба”, “Наши разногласия” Г.В. Плеханова, “Социализм и мелкая буржуазия”, “Рабочее движение и социальная демократия” П.Б. Аксельрода, “Очерки истории международного общества рабочих” В. И. Засулич.

Основоположники нового общественного движения безоговорочно принимали учение марксизма.

Российский марксизм зарождался в стране, где господствовал авторитарно-самодержавный политический режим, отсутствовали элементарные политические свободы. Произвол работодателей по отношению к рабочим был ничем не ограничен, подавляющее большинство населения страны — крестьянство — жило в условиях старых патриархальных отношений и вело полунатуральное хозяйство.

Г.В. Плеханов и его соратники приспособили марксизм к конкретно-историческим условиям России; по своим воззрениям они были ближе к радикально-революционному крылу европейской социал-демократии. Опираясь на теорию марксизма, Г.В. Плеханов сделал вывод, что Россия развивается по тому же пути экономического и социального прогресса, которого уже достигла Западная Европа. Учение М.А. Бакунина, П.Л. Лаврова, П.Н. Ткачева и их последователей об особом пути развития России и русском крестьянском социализме было подвергнуто беспощадной критике. По мнению марксистов, в России, как и в Западной Европе, будущее принадлежит рабочему классу. Поэтому задача революционеров — готовить еще слабый и малочисленный российский пролетариат к будущим политическим битвам, повышать его организованность и сознательность. Отсюда особое внимание к развитию теории, пропаганде и просвещению. Члены группы “Освобождение труда” поставили задачу создать в России марксистскую партию, подобную западноевропейским социал-демократическим, подготовили первые проекты партийной программы.

Политическая обстановка в России выдвигала на первый план борьбу за политические свободы, демократизацию политического строя. В отличие от большинства народников Г.В. Плеханов и его соратники придавали этой задаче первостепенное значение. Первые российские марксисты считали, что революция в России пройдет в два этапа: свержение самодержавия и демократическое переустройство страны, а затем уже свержение власти буржуазии и установление диктатуры пролетариата. Г.В. Плеханов образно говорил, что российский рабочий, подобно Петру I, способен повернуть историю страны, превратить ее в современное европейское демократическое государство. В борьбе за демократизацию российские марксисты 80-х годов были готовы сотрудничать с либерально-оппозиционными течениями и делали практические шаги к такому сотрудничеству. Убеждение в необходимости единства всех противников самодержавия осталось у Г.В. Плеханова до конца его жизни. На этой почве произошло его окончательное размежевание с В.И. Лениным.

Г.В. Плеханов и члены группы “Освобождение труда” считали конечной целью социалистическую революцию и установление диктатуры пролетариата. В одной из своих первых работ Г.В. Плеханов дает определение сущности диктатуры пролетариата как власти масс, а не личностей и партий. Определение Плеханова ближе к формулировке “Манифеста Коммунистической партии” о превращении пролетариата в господствующий класс, чем к последующим жестким определениям В.И. Ленина и послереволюционной практике большевизма.

В исторической литературе существует предубеждение об отношении Г.В. Плеханова к крестьянству. Г.В. Плеханов резко критиковал народническую теорию крестьянского социализма. Он был противником идеализации отсталого деревенского быта. Но неверно считать, что Г.В. Плеханов игнорировал крестьянство как политическую силу. Группа “Освобождение труда” имела в виду возможность самостоятельных крестьянских выступлении. Но успех этого движения они видели в слиянии его с городским пролетариатом, удовлетворении разумных требований крестьян.

Мифическое представление о российском крестьянстве как неисчерпаемой революционной силе было заменено марксистами такой же идеей об исторической миссии рабочего класса. Характерной особенностью революционных течений являлись непреклонность суждений, невероятная уверенность в абсолютной правоте своих идей, неприятие никаких компромиссов, большая резкость в идейных спорах. В этом была заложена основа последующих расколов в революционных партиях, групповщины, личной неприязни к инакомыслящим, а в послеоктябрьский период — жестокой расправы со всеми, кто отстаивал другую точку зрения.

Заложенные группой “Освобождение труда” семена дали хорошие всходы. В конце 80-х — начале 90-х годов марксистские группы и организации возникли в Петербурге, Москве и других городах.

К марксизму тянулись люди разных воззрений. Одни пытались овладеть стихийным движением рабочих, увлечь на путь борьбы за идеи Коммунистического манифеста, другие шли к рабочим, чтобы помочь им отстаивать свои повседневные интересы. Период увлечения марксизмом пережили известные впоследствии философы и экономисты Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, М.И. Туган-Барановский, П.Б. Струве. Марксизм привлекал их широтой теоретического кругозора, логичностью и научной обоснованностью теоретических взглядов. В учении марксизма о всеобщих законах исторического развития, прогрессивности капитализма они видели путь европеизации России, либерализации ее политического строя.

История отечества






© Банк лекций Siblec.ru
Формальные, технические, естественные, общественные, гуманитарные, и другие науки.