2. Политический и социальный строй Древней Руси

  • Политический строй
  • Социальный строй
  • Жизнь и быт людей
  • Русские княжества в XII—XIII вв.
  • Новгородская земля. Политическое устройство и управление
  • Социальный строи Новгорода. Жизнь и быт новгородцев

Политический строй

В процессе образования государственности сформировалась и упрочилась власть князя, верховного правителя племенных образований, а затем и всего Древнерусского государства. Князь был высшим судьей и руководителем местной власти. Позже при князе Ярославе Мудром началось создание “Русской Правды”, которую впоследствии дополнили сыновья Ярослава и Владимир Мономах. Князь должен был “правду деяти”, “в правду суд судити”, “судити суд истинен и нелицемерен”, “избавлять обидного от руки обидящего”. Владимир Мономах наставлял своих детей: “Судите вдовиц сами, не давайте сильным погубить слабых”. Судебные штрафы шли в княжескую казну.

Князь являлся высшим военачальником. Он организовал оборону страны, сражался во главе своей дружины с кочевниками и Византией, заключал мирные договоры. Осуществляя внешнюю политику государства, он являлся главным организатором внешней торговли, которая стала важнейшей отраслью экономики Древней Руси: князь заключал торговые договоры с Византией и заботился об их выполнении, применяя, если нужно, вооруженную силу (походы на Византию). Княжеская дружина охраняла товары на торговых путях.

Неотъемлемой частью княжеской власти была его дружина, с которой он был неразлучен. Это его ближайшие сподвижники в ратных подвигах, товарищи и советники. Дружина была, как правило, сравнительно невелика и состояла из 700—800 храбрых, обученных и преданных князю воинов, которых он сам подбирал. Из летописи известна история с Яном Усмошвецом (Усмарем), сыном кожевника. Во время одной из битв с печенегами он победил печенежского богатыря и был принят в княжескую дружину. В дальнейшем Ян Усмарь командовал отрядом князя Владимира и неоднократно сражался с печенегами.

Князь был обязан постоянно советоваться со своей дружиной, прислушиваться к ее мнению. Святослав, например, отказался принять христианство только потому, что дружина была против. Игорь погиб из-за того, что, послушавшись совета своей дружины, пошел вторично собирать дань. Владимир Святославович победил своего брата Ярополка благодаря поддержке его Блудом, дружинником Ярополка.

Князь заботился о своей дружине, раздавая ей серебро и злато, лучшую пищу и питье. Дружина делила с князем лавры победы и горечь поражения. После битвы победивший князь расправлялся с дружинниками своего побежденного противника.

Княжеская дружина не была однородна. Уже в Х в. она делилась на старшую дружину — бояре, или боляре (от слова “большие”), и младшую — молодь, отроки, гридь. Ярослав, кроме того, упоминает нарочитых, или добрых, людей, не входящих в дружину. Иногда князь собирал ополчение из горожан и свободного сельского населения, которое участвовало в битвах. Так, новгородское ополчение помогло Ярославу Мудрому в борьбе с его братом Святополком за Киевский стол. Постепенно бояре-дружинники перестают жить с князем “на един хлебе”, а оседают на земле, владеют селами, превращаются в землевладельцев-феодалов.

Издревле среди славянских племен существовало вече (от слова “вещать”) — народное собрание. С образованием государства и усилением власти князя роль веча уменьшалась. В более полном виде оно сохранилось в Новгороде и Пскове. Но и в других княжествах власть князя не была беспредельной: он должен был считаться с волеизъявлением народа. Судя по летописи, существовало какое-то крестоцеловальное взаимное обязательство при вступлении князя на престол. Население Киева и других крупных городов, например, вольно было принять или не принять князя. Когда брат Ярослава Мудрого Мстислав подошел к Киеву (Ярослав в это время был в Новгороде), киевляне его не приняли: “И не прияше его кияне, он же щед седе на столе (в) Чернигове”. В 1068 г. киевляне заставили своего князя Изяслава бежать из Киева и посадили на Киевский стол князя Всеслава, которого предшественник бросил в тюрьму (поруб). В 1113 г. население Киева пригласило на княжение Владимира Мономаха: “Пойди, княже, на стол отен и деден (отцовский и дедовский. — Вече решало вопросы войны и мира, и прежде всего тогда, когда дружине князя нужно было выставить в помощь ополчение. Население Новгорода поддержало Ярослава Мудрого в борьбе за Киевский стол, собрало ему большое войско. Иногда народ сам выступал инициатором войны, а в других случаях требовал от князя заключения мира. В 1093 г. Владимир Мономах и другие князья решили заключить мир с половцами, но киевляне воспротивились и заставили их продолжать войну. В междоусобных войнах вече чаще всего выступало как инициатор примирения, но не всегда. В 1177 г. жители Ростова потребовали от своего князя продолжения войны со Всеволодом Владимирским. Известны случаи, когда жители Киева требовали от князя убрать неугодного им тиуна (управляющего делами князя), который притеснял их поборами и самоуправством. Князь вынужден был выполнить это требование и даже обещал впредь советоваться с ними при назначении тиуна.

Как видим, полномочия веча были довольно широки, никакой закон не ограничивал и не определял их. Собрания начинались стихийно, чаще всего при возникновении какой-либо острой ситуации. Иногда ополчение собирало вече во время похода. Нельзя также преувеличивать роль веча. Когда власть князя была крепка, он действовал самостоятельно, и совет веча был для него необязателен. Но во многих случаях он должен был считаться с волей народа.

Социальный строй

Главным источником, раскрывающим социальную структуру древнерусского общества, является “Русская Правда” — первый в истории Руси писаный свод гражданских законов. “Русская Правда” ограничила древний обычай кровной мести за убийство. Мстить могли только ближайшие родственники убитого. Закон устанавливал систему штрафов (виру) за убийство и другие преступления. Размеры штрафа были дифференцированы в зависимости от социального статуса потерпевшего. Убийство дружинника или представителя княжеской администрации каралось самым большим штрафом — 80 гривен, убийство свободного человека более низкого ранга — 40 гривен, женщины — 20 гривен. Убийство смерда (свободного крестьянина-общинника) каралось самым низким штрафом — 5 гривен.

Наверху социальной лестницы стояли бояре, местная аристократия из потомков племенных князей и родовых старшин, ближайшее окружение князя (“княжи мужи”) и дружинники, со временем все более тяготеющие к земле. В конце XI в. и в начале XII в. они превратились в крупных землевладельцев, владевших боярскими селами, в которых работало в основном несвободное и полусвободное население. Средний класс — это городские ремесленники и торговцы, младшая дружина князя. Низший класс свободного населения — основная масса свободных крестьян \\ рабочий городской люд, носившие общее название “смерды”. Смерды обладали личной свободой и объединялись в территориальные общины — вервь. В рассказе летописи о походе Ярослава Мудрого на Киев говорится, что ополчение состояло из новгородцев и смердов. После победы князь выплатил новгородцам по 10 гривен, смердам — по 1 гривне. Смерды часто упоминаются рядом с холопом (рабом). Слово “смерд” являлось бранным словом: “племя смердье”, “смердье отродье”, “лучше смердом быть, чем Курское княжение”, — говорил обиженный князь, которому достался в удел захудалый Курск. Владимир Мономах поучает своих детей не давать в обиду худого смерда и убогой вдовицы: ведь смерд беден и беззащитен, как и убогая вдовица.

Смерд платил дань князю. Князь распоряжался его землей и личностью. Если смерд умирал, не оставив наследников, имущество его переходило князю. Если смерд “умучил смерда” без ведома князя, то, по определению “Русской Правды”, штраф за обиду составлял 3 гривны.

Жизнь смерда была связана с общиной, с круговой порукой. Если вор или убийца не были обнаружены или его укрывали, то виру платила вся община. Вервь могла помочь члену общины уплатить штраф, если он сам участвует в таких общих платежах.

Постепенно положение смердов ухудшалось и они оказывались в зависимости от частных землевладельцев или монастырей, которые становились крупными землевладельцами.

В “Русской Правде” упоминается и такая социальная категория, как изгои (от слова “изгонять”). Это люди, выбитые жизненными условиями из своей социальной группы: сын попа, не знающий грамоты, промотавшийся купец, отпущенный на волю холоп. Изгои живут в княжеских или церковных селах, полностью зависят от князя и церкви.

Низшая ступень социальной пирамиды — холопы, несвободное население. Холоп — это челядин, раб (множественное число — челядь, женщина — роба). Численность холопов росла за счет военнопленных, но главным образом за счет свободных людей. “Русская Правда” перечисляет возможные жизненные ситуации, которые вели к потере личной свободы, превращали человека в обельного (полного) холопа. Это: 1) покупка холопа при свидетелях; 2) женитьба на робе без ряда, без договора; 3) неуплата долга;

4) наем в услужение другому без условий (ряда); 5) несвобода детей холопов и холопок.

Господин имел неограниченное право распоряжаться жизнью и имуществом холопа, вплоть до его убийства. Штраф налагался только за убийство чужого холопа. По оценке жизни холоп равнялся смерду — 5 гривен с той лишь разницей, что за убийство смерда платили князю, а за холопа — его хозяину. Это был уже не штраф за преступление, а возмещение убытка, как за любой другой материальный ущерб. Если холоп избил свободного человека, а господин его укрыл, штраф в 12 гривен выплачивал его хозяин. Пострадавший имел право, если встретит обидчика-холопа, избить и даже убить его. Холоп не мог быть послухом (свидетелем) в суде. Если он был единственным свидетелем кражи или другого преступления, суд прибегал к испытанию огнем или водой — принятому в то время способу установления истины.

“Русская Правда” и другие источники проявляли особую озабоченность о поисках беглых холопов, поскольку побеги были довольно частым явлением. Укрыватель беглого холопа должен был платить штраф.

Близко к холопству было положение закупов. Закуп — это человек, получивший купу (заем) деньгами, землею, инвентарем, семенами и т.д. До выплаты долга и положенных процентов он находился в распоряжении заимодавца на положении холопа. Несостоятельный, а также провинившийся (порча хозяйского инвентаря, рабочего скота, недосмотр за хозяйским добром) должник превращался в полного (обельного) холопа. Известна категория “закупа ролеиного”, который вспахивал хозяйскую пашню, смотрел за скотом, выполнял другие сельскохозяйственные работы, пользуясь инвентарем и скотом хозяина. Закуп мог работать, пользуясь хозяйским инвентарем и скотом на своем поле.

Закуп находился под защитой публичного права. Он мог искать судебной защиты, жаловаться на господина, не мог быть продан в холопы. Если не было других свидетелей, он мог быть свидетелем в суде. Штраф за побои для закупа назначался такой же, как для свободного. Но господин имел право его побить “за дело”. Всякая отлучка считалась бегством и сурово наказывалась. Бежавший закуп превращался в холопа. Холопы и закупы составляли главную рабочую силу в обширных хозяйствах господствующего класса.

В “Русской Правде” уделялось много внимания охране частной собственности. Особенно строго охранялось имущество князя. “Русская Правда” перечисляет различные виды имущественных преступлений. Но особенно сурово каралась кража коня: вор, укравший коня на дворе князя, может быть убит на месте. Убийство вора при совершении преступления не каралось, но когда вора связывали и держали до утра, он должен был быть доставлен на двор князя для суда над ним. Серьезными нарушениями собственности являлись кража бобра, меда из бортного дерева, уничтожение межевого дуба и т.д.

Правовые документы Древней Руси регулировали проблему наследства. Семейным имуществом распоряжался мужчина, глава семьи. Право наследования имели сыновья. Жена в случае смерти мужа получала свое приданое. Отец и братья обязаны были выдать своих дочерей и сестер замуж, обеспечив их приданым.

Жизнь и быт людей

В отличие от стран Западной Европы, где в строительстве преобладал камень, Русь была деревянной. Первые каменные строения появились в Киеве и Новгороде при Ярославе Мудром. Частым явлением были пожары. Города и села превращались в пепел, но быстро отстраивались вновь. Города окружали обширные леса, богатые материалом. Общее название жилища — хоромы. Состояло оно из теплого жилья — избы (истопка) и летних клетей. У входа в хоромы строились сени и крыльцо на столбах. В домах более состоятельных слоев населения были одрины (спальни, от слова “одр” — кровать). Сиденьями служили лавки {беседы). Одежда шилась из самодельных шерстяных и льняных тканей, из Византии ввозили паволоки. Основным видом обуви были лапти, более состоятельные люди носили сапоги. Сапожник и кожевник были широко распространенными профессиями. В пищу употребляли хлеб, мясо диких и домашних животных, в том числе и конское, рыбу, овощи, сыры. Весьма популярны были кисели из пшеницы, отрубей, овса. Мясо варили и пекли на углях. Пили квас, а также вино и мед. Однако разгульного пьянства документы не отмечают. Княжеские пиры отличались умеренностью. Главным занятием жителей было земледелие. Животноводство носило подсобный характер. Известно, что у печенегов покупали крупный рогатый скот, лошадей и овец. Очевидно, что этих животных было недостаточно. Ценными видами мяса считались свинина и баранина. Также было развито огородничество. Из домашней птицы известны голуби, куры, утки, гуси, журавли, лебеди.

В Древней Руси господствовала парная семья, состоящая из мужа, жены, детей. Большие семьи были исключением. В дохристианское время известен обычай “умыкания” невест во время языческих праздников, но, как отмечает летописец, “и с нею съвещахуся”, т.е. при согласии невесты. Заключение брака проходило в несколько этапов. Начиналось оно со сватанья. Невеста наряжалась при появлении сватов в лучшее платье. После этого был сговор в доме невесты. Обрядными кушаньями были круглый пирог (караваи) и сыр. Если жених после сговора отказывался от заключения брака, он “платил за сыр” (за обман невесты). Свадьба длилась несколько дней и сопровождалась песнями, играми.

С принятием христианства было введено церковное венчание. Но большинство населения еще долго ограничивалось укоренившимся обычаем свадьбы-веселья.

Постепенно, однако, церковь становилась главным регулятором семейной жизни. Церковные правила диктовали определенные ограничения брачных союзов. По возрасту — не моложе 13—14 лет;

по степени родства — не разрешались браки ближе шестого колена родства (троюродные братья и сестры). Не допускался брак при резком различии социального статуса жениха и невесты. Количество браков ограничивалось: допускалось не более двух. Третий брак одобрялся только в исключительных случаях.

Развод (роспуст) допускался в немногочисленных случаях: измена жены, прелюбодеяние (если было доказано) участие жены в покушении на жизнь мужа и хищении его имущества; отсутствие детей. Инициатором развода в большинстве случаев был муж. По инициативе жены развод одобрялся, если муж пьянствовал, растрачивал семейное имущество.

Многочадие, деторождение считалось важнейшим признаком благополучной семьи. Родители обязаны были заботиться о детях. Воспитание детей наряду с ведением домашнего хозяйства являлось главной заботой женщины. Признаками хорошего воспитания считались целомудрие, уважение к старшим. Детям, плохо относившимся к родителям, предназначалась суровая кара — от проклятия до отлучения от церкви. Родители же, наказывая детей, не должны были озлоблять их.

В Древней Руси существовала свобода выбора супруга, принуждение родителей и других лиц осуждалось. Женщина была сравнительно равноправна. На княжеских пирах присутствовали дружинники и бояре со своими женами. Женщины принимали участие в застольных беседах.

Многоженство (полигамия) сохранилось в Киевской Руси как исключение, в основном среди высших слоев населения. Чаще всего господин имел вторую семью с рабыней. В дополнениях к “Русской Правде” XII в. предусматривалось, что дети от рабыни не получают после смерти своего отца наследства, но становятся свободными вместе с матерью. “Церковный устав” Всеволода (XII в.) требовал защиты прав третьей и четвертой параллельных семей.

Проблеме наследования посвящены несколько статей “Русской Правды”. Наследство передавалось по мужской линии. Незамужняя женщина не могла быть прямой наследницей. Имение умершего отца делилось между сыновьями, но они должны были выдать замуж своих сестер и обеспечить их приданым. Имущество смерда при отсутствии сыновей переходило к князю, но он должен был выделить приданое для дочерей. Жена, если оставалась жить с детьми, получала право на часть наследства. Если она выходила замуж, ее второй муж мог стать опекуном малолетних детей, но после достижения ими совершеннолетия возвращал им имущество отца.

Частная жизнь и быт людей менялись в ходе исторического развития. Быт и нравы Московской Руси отличались от древнего периода, но многие укоренившиеся нормы, одобренные православной церковью, сохранялись длительное время.

Русские княжества в XII—XIII вв.

Со второй половины XII в. завершается распад Киевского государства. Киев окончательно перестал быть стольным городом. | Население приднепровского центра Древнерусского государства уходит на окраины, в более безопасные и удобные для жизни места. Возникают новые центры государственной жизни: на западе и юго-западе от Киева, в районе Днестра и Прикарпатья, на востоке I за непроходимыми лесами, где расположены были старые города Ростов и Суздаль, там, где ныне Москва и центр России. Окончательно обособилось Новгородское княжество, сохранившее политический строй и жизненный уклад.

Юго-западная Русь состояла из двух частей: горной (в Прикарпатье) и равнинной (по Днестру, Южному и Западному Бугу). Крупнейшими городами здесь были Галич и Владимир-Волынский, или Волыня. В XII в. обосновались на Волыни старшие Мономаховичи. Галицко-Волынское княжество граничило с Венгрией и Польшей, которые вмешивались в междоусобную борьбу и стремились подчинить себе русские земли. Наибольшим коварством и жестокостью отличался Галицкий князь Владимирко (умер в 1152 г.), обустроивший Галицкое княжество. При сыне его Ярославе Осмомысле княжество достигло большого могущества. Около 1200 г. Галицкое и Волынское княжества объединились. Наивысшего могущества Галицко-Волынская земля достигла при Данииле Романовиче, крупнейшем политическом деятеле Древней Руси. Ему приходилось вести беспрестанную борьбу с Венгрией и Польшей, с местными боярами, которые пытались ослабить княжескую власть. Вместе с другими русскими князьями Даниил Романович участвовал в битве против татаро-монгольского войска на реке Калке (1223 г.). После татарского нашествия он пытался организовать крестовый поход народов Европы против татар и освободить Русь. С этой целью он вел переговоры с римским папой, литовским князем Миндовгом. Вместе с тем с Литвой же он вел постоянную борьбу, отстаивая независимость своего княжества. После его смерти в 1264 г. начались смуты и усобицы, которые привели в конце концов к потере независимости юго-западной Руси, включению русских земель в состав великого княжества Литовского, Польши и Венгрии. Значительную роль в потере независимости юго-западной Руси играло боярство, бывшая старшая дружина князя. Бояре стремились к ослаблению княжеской власти, поднимали постоянные смуты и ослабляли тем самым силы сопротивления княжества внешним врагам.

Северо-восточная Русь в период расцвета Киевского государства являлась его далекой окраиной, куда даже не было “прямоезжей” дороги. Прямая дорога через нынешнюю Калугу и Брянск была проложена лишь в начале XII в., при Владимире Мономахе. Она проходила через брянские леса (по реке Брынке). (Название города Брянск происходит от слова “дебрянск” — лесные дебри.)

При Владимире Мономахе началось массовое заселение этого края выходцами из Киевского и соседних княжеств. Новые поселенцы встретились здесь с местными финскими племенами — меря (на Верхней Волге), мурома (на Оке), весь (на севере). Колонизация проходила без взаимной вражды. Славянские новоселы и финские старожилы мирно уживались и в конце концов слились в одну народность. От финского населения остались только топонимы (названия рек и населенных пунктов, сохраняющих финские корни) — Москва, Протва, Ока (от финского слова “йоки” — река). Первые города, основанные на этой земле русскими поселенцами, были Ростов Великий и Суздаль. При Владимире Святославовиче на реке Клязьме был основан город Владимир, при Ярославе Мудром — Ярославль-на-Волге.

Владимир Мономах освоил эти земли для своего младшего сына Юрия, который обустроил Ростово-Суздальское княжество. При нем оно приобрело силу и стало крупнейшим соперником в борьбе за первенство среди русских княжеств. Юрий известен как основатель Москвы (первое упоминание в летописи о Москве датируется 1147 г., в 1156 г. город укреплен деревянными стенами). При нем был построен Юрьев Польской (от слова “поле”). В XII в. возникли города Тверь, Кострома, Дмитров, Гордец и др.

Переселявшееся сюда население Приднепровья переносило наименования городов и рек из старой своей родины. Так возникли два Переяславля — Переяславль-Рязанский и Переяславль-Залесский (за лесами). Как и Переяславль-Киевский, они стоят на реке Трубеж. Выселенцы из Вышгорода под Киевом основали на новых местах свой Вышгород. Повторяются также названия городов Звенигород, Галич Мерский (на земле мери) и др. Переселенцы принесли с собой также свои былины, песни, предания о киевском князе Владимире, о богатырях Киевской Руси, надолго сохранившиеся в памяти народной.

Северо-восточная Русь находилась в стороне от крупных торговых путей. Главным занятием населения было сельское хозяйство. Города по своему облику и занятиям жителей представляли собой полусельские поселения.

Среди лесов и болот можно было найти только небольшие островки, пригодные для земледелия. Селения были небольшими, в несколько дворов, и терялись в лесных пространствах. В отличие от Киевской Руси, где княжеская власть возникла в ходе развития общества, на северо-востоке уже существовало княжество, и люди, переселявшиеся сюда, землю и все условия жизни получали от князя. Авторитет и власть князя были обусловлены здесь не ролью его в организации торговли и обороны, как в Киевской Руси. С самого начала он был хозяином, владельцем земли. Именно этим надолго определялись характер правления владимирских, а впоследствии московских князей и политический строй государственных образований на этой территории.

Вот здесь, на новой территории, в отрыве от других русских земель в новой географической и политической обстановке в ходе слияния с финскими племенами, а затем и под влиянием монголо-татарского нашествия началось формирование великорусской народности.

Укрепившись в северо-восточной Руси, Юрий Владимирович включился в активную борьбу за Киевский стол. Трижды он утверждался в Киеве. Победив окончательно в 1154 г. своих соперников, он оставался в Киеве до своей смерти в 1157 г. По преданию, он был отравлен на пиру у киевского боярина. После его смерти киевляне перебили суздальцев. Юрий роздал южные волости своим сыновьям. Старший из них Андрей получил Вышгород. Но еще при жизни отца и вопреки его воле он ушел из Киевской земли и обосновался в небольшом тогда городе Владимире на реке Клязьме. Андрей окончательно укрепился в северо-восточной Руси, стал ее единодержавным правителем. Центр княжества он перенес из старых городов Ростова и Суздаля во Владимир, а младших братьев отправил на юг, чтобы не делить с ними власть.

Во второй половине XII в. происходит потеря Киевом его роли общерусского центра. Сила князей была в их отчинных владениях. В сложной борьбе за Киев каждый из соперников опирается на свою отчину: старшие Мономаховичи — на Галицкое княжество, Святославовичи — на Черниговщину, Ростиславичи — на Смоленск, Юрий Долгорукий и его сын Андрей — на Владимир. Владея с переменным успехом Киевом, князья уже не уходят со своих отчин, а крепко держат их. Порядок, установленный Ярославом Мудрым, окончательно рухнул. Старшинство перестало играть какую-либо роль. Единственным аргументом в междоусобной борьбе становится принцип силы. А силу князья черпают в своей отчине. В 1169 г. Андрей овладел Киевом, изгнав оттуда старшего правнука Владимира Мономаха Мстислава Изяславовича. Два дня суздальцы грабили и жгли стольный город, впервые в своей истории подвергнутый участи города, “взятого на щит”. Грабили и жгли церкви, уводили жителей в полон. По словам летописца, во всех людях были “стон и тоска, печаль неутешная и слезы непрестанные”.

Вторым объектом борьбы русских князей был богатый и вольный Новгород. Андрей действовал жестоко, перекрыл все связи Новгорода с Киевом и хлебным юго-востоком. Но победа была временной. Новгородцы стремились сохранить свою вольность и право выбирать себе князя. Новый поход на Новгород в 1170 г., в котором участвовали кроме суздальцев отряды из Смоленска, Рязани, Полоцка, закончился неудачей. Стоявшая у стен города рать потерпела поражение. Легенда приписывает это действию иконы Пресвятой Богородицы, водруженной на стену осажденного города. Скорее всего, союзное войско не было единодушным и не хотело подчиняться гегемонии владимирского князя. Такую же неудачу потерпел новый поход на Киев, в котором участвовали новгородцы, смоляне, принужденные к выступлению силой. Всего ополчение объединяло дружины 20 князей. Но, подойдя к Киеву, ополчение распалось из-за внутренних распрей. Попытка установить гегемонию своего княжества над русскими землями закончилась безрезультатно. Что же сделал Андрей в своем княжестве? Его княжение связано с расцветом Ростово-Суздальской земли. Владимир превратился в крупный, цветущий город, который должен был соперничать с Киевом. Жители Владимира состояли в основном из переселенцев, ушедших из южной Руси. Во Владимире на реке Лыбедь появился Печерный город, построены, как в Киеве, Золотые ворота с церковью над ними, десятинная церковь. Украшением города стал Успенский собор, поражавший всех своим богатством и великолепием.

Андрей Боголюбский пытался установить во Владимире вторую на Руси митрополию, превратить Владимир в общерусский религиозный центр. Когда это не удалось, он добился от константинопольского патриарха назначения угодного ему епископа без согласия киевского митрополита. Это вызвало острый церковный конфликт. Факт этот — еще одно подтверждение честолюбивых замыслов — демонстрировал независимость и величие Владимира.

Жестокость и властолюбие Андрея вызвали недовольство у местных бояр и ближайшего окружения князя. Следствием этого явились заговор и убийство Андрея Боголюбского в ночь с 28 на 29 июня 1174 г. Трагический конец Андрея свидетельствует о том, что, несмотря на все сделанное им по возвеличению Владимиро-Суздальского княжества, его действия вызвали сильную оппозицию.

У Андрея Боголюбского не было сыновей. После его смерти началась усобица, в которой активно участвовали жители Ростова, Суздаля и Владимира. На престоле утвердился младший сводный брат Андрея Всеволод (1176—1212 гг.), прозванный за его многодетность Большое Гнездо. При нем продолжается расцвет Владимиро-Суздальского княжества. Ему подчинялись Новгород и Киев. После смерти Всеволода началась усобица между его сыновьями. Великий князь Юрий Всеволодович сидел во Владимире, а его братья и племянники — в других городах. Усобицы и внутренняя вражда ослабили сильнейшее русское княжество и облегчили его разгром татаро-монголами.

Сравнительно короткий расцвет Владимиро-Суздальской Руси, характер и деятельность ее князей стали прообразом будущей борьбы за объединение русских земель, начатое и успешно завершенное Москвой. В северо-восточной Руси возникло самое могущественное княжество, формировались характер власти князя и методы его действий, которые потом были усвоены и проводились в жизнь правителями Москвы. Так, много общего можно найти в характере и действиях Ивана Калиты и Андрея Боголюбского.

Новгородская земля. Политическое устройство и управление

Новгородская земля занимала особое место в истории Киевской Руси. Предание о призвании варягов должно было доказать, что первым центром славянской государственности, где начал править Рюрик, был Новгород. Новгородское ополчение помогло Ярославу Мудрому стать киевским князем. До начала усобиц Новгородом по обычаю владел князь, правивший в Киеве. В Новгород он посылал своего наместника. “Господин Великий Новгород” называли новгородцы, отличавшиеся гордостью и независимостью, свое княжество-государство, раскинувшееся на огромных пространствах и владевшее несметными богатствами.

Город Новгород, центр княжества, расположился на реке Волхов при истоке ее у озера Ильмень. Река делила город на две части. На правом берегу располагалась Торговая сторона, где находился главный рынок — торг. На левом, на Софийской стороне, — храм Святой Софии и детинец (новгородский Кремль). Торговая сторона делилась на две части (концы), Софийская — на три. Пять концов города были самостоятельными районами со своим самоуправлением. Обширная Новгородская земля от Ладожского и Онежского озера до верховьев Волги делилась на пять областей (пятин). Кроме того, Новгороду подчинялись обширные земли за пределами самого княжества, так называемые земли Новгородские — по Северной Двине, на берегу Белого моря, по рекам Печоре, Каме до Перми и Уральских гор. Отряды новгородцев, так называемые ушкуйники (от названия лодки — ушкуй), переходили за Камень, за Уральские горы. В состав Новгородского княжества входили 14 крупных по тогдашним временам городов. Пригородами Новгорода были Псков (впоследствии отделившийся в самостоятельное княжество), Изборск, Ладога, Старая Русса, Новый Торг (Торжок).

Новгород был окружен сильными и агрессивно настроенными к нему соседями: на востоке — Ростово-Суздальское княжество, на западе — Литва и владения немецких рыцарских орденов в Прибалтике. На территории обширного Новгородского княжества находились несметные богатства: меха, мед, воск, лес, металл. Географическое положение превратило Новгород в крупнейший торговый центр Древней Руси. Торговые связи объединяли Новгород с Ганзой (союз балтийских торговых городов — Риги, Любека, Гамбурга) с другими немецкими городами. В Новгороде располагались Ганзейский и Готский (германский) торговые дворы. Новгородских купцов можно было встретить во всех городах Древней Руси. Но Новгородская земля была малоплодородная. Хлеб новгородцы ввозили из Ростово-Суздальского княжества.

Новгородское княжество часто называют в исторической литературе “республикой”. Н.И. Костомаров определил политический строй Новгорода и Пскова как “народоправство”. Обособлению Новгорода и формированию его государственного устройства способствовали несколько объективных причин.

Первая. Обособленность Новгородской земли, ее отдаленность от других русских княжеств. Даже татаро-монголы не смогли вступить в город, потому что весной дороги к городу были непроходимыми.

Вторая. Обширный Новгородский край уходил на север и северо-восток, где жили малые народы и откуда Новгород черпал свои огромные богатства. Торговые связи с Западом превратили его в своеобразное “окно” в Европу для всей Руси.

Третья. Благодаря огромным богатствам новгородские бояре и купцы были независимыми и имели возможность проводить свою политику.

Четвертая. Распад Киевского государства, княжеские усобицы и неразбериха облегчали обособление Новгорода и установление его политической системы.

Переломным моментом в установлении новгородской вольницы стали события 1136 г., когда новгородцы изгнали князя Всеволода и посадили его в тюрьму со всей его семьей. Причем через два месяца князя выпустили, но именно с тех пор, по сообщению летописца, возможны стали изгнание ^приглашение князей. В 1140 г. новгородцы изгнали Святослава, брата великого князя киевского Всеволода Ольговича. Словом, если князь не нравился или нарушал договор, ему “указывали путь”. Случалось, что князья уходили сами, когда убеждались, что им с новгородцами не сладить.

И все же княжеская власть в Новгороде сохранялась. Изгнав одного князя, население призывало другого. В летописи фигурируют термины “позваша”, “признаша”, “посадиша” князя. Зачем же новгородцам нужен был князь, в чем заключались его полномочия? Князь и его дружина нужны были как боевая сила. Новгороду всегда угрожали враги, и нужно было от них отбиваться. Известно, что даже князя Александра Невского, который одержал крупные победы над шведами и немецкими рыцарями и спас независимость Новгорода, также изгоняли. Князь вершил суд. Постоянные распри между жителями требовали авторитетного вмешательства и объективного суда, чтобы “любил добрых и казнил злых”.

Новгородцы заключали с князем “ряд” (договор) с целованием креста, в котором оговаривались взаимные обязательства. Так, князь и его дружина не имели права приобретать в новгородских владениях земли и челядь, самостоятельно торговать с иноземными купцами. Князю полагалось жить не в городе, а в отведенном ему месте — Городище. Были и другие ограничения княжеской власти.

Главой новгородской администрации был посадник. Вначале его назначал князь, а в середине XII в. эта должность стала выборной. Место посадника занимали обычно самые богатые и знатные бояре. Избранный посадник должен был защищать интересы новгородцев. Посадник ведал местной администрацией.

Другой выборной должностью был тысяцкий — предводитель новгородского ополчения (тысячи). Ему подчинялись командиры сотен и десятков (сотские и десятские). Ополчение участвовало в походах вместе с княжеской дружиной.

Со второй половины XII в. стал выбираться глава церкви —епископ (впоследствии архиепископ). Киевский митрополит только утверждал избранного кандидата. Новгородский владыка обладал широкими полномочиями. Он хранил в Софийском соборе городскую казну, образцы мер и весов, следил за порядком взвешивания и измерения товаров. Ему также подчинялись обширные государственные земельные владения Новгорода. В Софийском соборе хранился также городской архив, под руководством епископа составлялась летопись. Велика была роль епископа во внешней политике и внешней торговле. Сохранились соглашения с союзом балтийских торговых городов (Ганза), подписанные новгородским владыкой Долматом (третья четверть XIII в.). В случае нарушения договоров зарубежные купцы жаловались владыке.

Главным органом управления в Новгороде было вече — собрание граждан, имеющих свои дома, глав семей. Вече собиралось на так называемом Ярославовом дворе, близ торговой площади. Здесь стояла башня с вечевым колоколом, символом Новгородской вольности. По звону колокола люди устремлялись на вечевую площадь. Обсуждения проходили бурно, а решения принимались без голосования, при общем согласии улиц и концов. Часто возникали острые разногласия, которые заканчивались дракой на большом мосту через Волхов. В таких случаях князь мог выступать посредником. Археологические раскопки показали, что вечевая площадь была не очень велика и могла вмещать не более 300—400 человек. Следовательно, в собраниях участвовали лишь наиболее влиятельные и знатные граждане. В 1471 г. новгородское вече приняло и утвердило Судебник (судная грамота). Вече решало вопросы войны и мира, призывало князя и заключало с ним договор, разбирало споры с князем, избирало посадника, тысяцкого, владыку. Вече было высшей судебной инстанцией по важнейшим преступлениям, требующим самого сурового наказания (смертная казнь и конфискация имущества). Вече ведало внешней политикой и всеми вопросами обороны (сбор войска, постройка крепостей и т.д.). В концах и улицах города было свое местное самоуправление, собирались свои веча, которые избирали “кончанских” и “уличанских” (объединявших жителей улиц) старост.

В управлении Новгородом большую роль играл совет господ. В его состав входили работающие и бывшие посадники и тысяцкие, “кончанские” и “уличанские” старосты. Совет господ предварительно обсуждал все вопросы, которые выносились на вече. По заключению В.О. Ключевского, это была “скрытая, но очень деятельная пружина новгородского управления”.

Социальный строи Новгорода. Жизнь и быт новгородцев

В Новгороде четко выделялись две антагонистические группы населения, так называемые лучшие люди, куда входили бояре, купцы, житьи люди, и черные люди — городская беднота, ремесленники, смерды и холопы. Бояре занимали высшие выборные должности посадников и тысяцких, но на всем протяжении XIII в. и первой половины XIV в. место посадника делили между собой два крупнейших боярских рода — потомки Михалка Степановича (Мишиничи) и Мирошки Нездинича. Лишь изредка на этот пост выбирались другие кандидаты. Мишиничи и Нездиничи враждовали между собой и втягивали в борьбу граждан города.

Новгородские бояре занимались торговлей и ростовщичеством. Их обширные земельные владения использовались для добычи и поставки на внешние рынки кож, меда, воска, смолы, леса.

Посредниками в торговле были купцы, которым бояре ссужали деньги.

Житьи (житые) люди — это менее крупные землевладельцы, не входившие в состав аристократии.

Новгородское купечество не было однородным. Высший его слой — Иваньковская ста — группировался вокруг церкви Иоанна Предтечи. Для вступления в эту гильдию нужен был крупный взнос - 50 гривен серебра. Иваньковское купечество обладало значительными привилегиями, само вершило суд по торговым делам. Были и другие торговые объединения, а также значительное число мелких и средних торговцев.

Археологические раскопки показывают, что Новгород был крупным центром ремесленного производства. Ремесленные мастерские встречаются и в дворах крупных бояр, и на улицах города. Ремесленники-чернорабочие составляли низший слой общества — черных людей. В сельской местности к ним относились свободные общинники — смерды, сидевшие на государственных землях. Половинники — это полубатраки, работавшие на земле хозяина за половину урожая. В Новгородской Руси было также широко распространено холопство.

Для Новгорода были характерны острые социальные конфликты. Знать стремилась управлять и диктовать свою волю, низшие люди отстаивали свои интересы. Бывали случаи, когда “худые мужики” на вече начинали громить и грабить усадьбы бояр и купцов. Социальные противоречия использовали враждовавшие боярские кланы. Непрекращавшиеся внутренние смуты ослабляли Новгород в его борьбе с внешними противниками и были главной причиной присоединения его к Москве.

О жизни населения Новгорода известно намного больше, чем о других русских княжествах. В городе уже более 100 лет широким фронтом ведутся археологические раскопки. Благодаря особенностям почвы сохранились многие строения и другие памятники. Самым замечательным было открытие берестяных грамот — различных надписей на бересте. 26 июля 1951 г. одна из сотрудниц экспедиции профессора А. В. Арциховского нашла первый кусок бересты с фрагментом надписи. С тех пор найдено более 750 берестяных грамот. Это уникальный и богатейший исторический источник.

Здесь и деловые письма, и личные послания, и ученические упражнения, и записи ремесленных технологий. Около 20 грамот — упражнения новгородского школяра Онфима, жившего 750 лет назад. Ему было 6—8 лет. Нацарапанные на бересте слоги дают возможность узнать метод обучения грамоте. Один из рисунков Онфима — человек на коне поражает копьем лежащего на земле врага. Онфим представлял себя в будущем храбрым воином. Об этом свидетельствуют и другие батальные рисунки Онфима — всадники скачут, бьются саблями. Один из рисунков — семь человечков:

Онфим и его друзья. Имя одного друга мы знаем — Данила. На грамоте нацарапано “от Онфима к Даниле поклон”. Формируется мировоззрение Онфима, будущего гражданина Великого Новгорода. “Господи, помози рабу своеме Онфиму”, “яко с нами Бог, услышите да послу, якоже моличе твое, на раба твоего Бог”.

Из грамот мы можем узнать о досуге новгородцев. Жители древнего города любили шутить. Сохранилась загадка: есть город между небом и землей, к нему едет посол без пути, сам нем, несет грамоту неписаную (Ноев ковчег). Ученые с большим трудом сложили буквы: невежа писа, недума каза, а хто се цита... (вроде нашего: “Кто писал, не знаю, а я, дурак, читаю”).

Есть среди берестяных грамот лирические послания. Жених пишет своей невесте “от Макиты к Улааниц (Ульяне). Пойди за мене. Яз тъбе хоцю, а ты мене. А на то послух Игнат Моисеев”. Брак заключался с согласия жениха и невесты, есть и необходимый для этого свидетель (послух).

Большинство посланий на бересте — деловые письма. Хозяин просит прислать ему вытканный холст, а если не с кем присылать, побелить его на месте. Мать просит своего сына купить ей хорошую ткань, а деньги она ему выслала. Ключник докладывает господину, что он по его приказу удержал хлеб у крестьян, которые перешли к другому хозяину, не заплатив долги. Сохранилось много отрывков из деловых писем и записок боярина и посадника Юрия Онциферовича. Крестьяне жалуются ему на ключника, который побирает и грабит их. У вдов нет семян и коней, может, боярин даст для обработки их земельного участка. Мельник из села Злостицы просит защиты от кого-то.

Известно также несколько грамот сотского Максима. Кум и друг его Яков просит купить овес у Андрея, а также прислать “чтения доброго”. Скорее всего, это не церковная книга, иначе он привел бы название.

Так перед нами проходит жизнь крупного города с его повседневной жизнью и бытом. Берестяные грамоты свидетельствуют о широком распространении среди новгородцев грамотности, которые очень любили читать.

История отечества


*****
© Банк лекций Siblec.ru
Формальные, технические, естественные, общественные, гуманитарные, и другие науки.