***** Google.Поиск по сайту:


21. Россия нэповская. Экономическая политика и политическая жизнь страны в 20-е годы

История отечества

21. Россия нэповская. Экономическая политика и политическая жизнь страны в 20-е годы

  • Экономическая политика большевиков в период гражданской войны. Сущность “военного коммунизма”
  • Кризис “военного коммунизма” и переход к новой экономической политике
  • Нэповская экономика. Успехи и противоречия
  • Политическая жизнь страны в 20-е годы. Либерализация экономики и однопартийная диктатура.

В советской исторической литературе сложилась устойчивая концепция экономической политики первого десятилетия советской власти. Менялись лишь отдельные детали в связи с изменением политической конъюнктуры. Исходным положением стала незыблемость и всеобъемлющее значение ленинского плана построения социализма, который партия проводила в жизнь последовательно и неуклонно. “Военный коммунизм” рассматривался как временное и вынужденное в условиях гражданской войны отступление от ленинского плана, а новая экономическая политика — единственно верный и относящийся ко всем странам путь строительства социализма. Претворяя ленинские идеи, партия к середине 30-х годов построила в основном социалистическое общество. Политическая история 20-х годов трактовалась как борьба партии против антиленинских группировок за претворение в жизнь ленинских идей. В пределах этой концепции, обязательной для каждого историка, были проведены ценные научные исследования по отдельным проблемам экономического и социального развития страны в 20-х годах. Значителен в этом плане вклад историков Сибири и других регионов.

В последние годы проблематика исследований стала более разнообразной, открылись многие “белые пятна” истории 20-х годов. Проблемы нэпа интересуют современных историков и публицистов как конкретный опыт рыночной экономики в условиях советского строя и история становления тоталитарного общества. Полное и правильное представление о событиях 20-х годов, взлете и падении рыночной экономики, политических дискуссиях вокруг нэпа невозможно без понимания предыдущего этапа, который известен под названием “военный коммунизм”.

Экономическая политика большевиков в период гражданской войны. Сущность "военного коммунизма"

Придя к власти, большевики получили деформированную в ходе мировой войны экономику. Росли инфляция и нехватка продовольствия, нарушилось нормальное движение по железным дорогам, из-за недостатка сырья и по другим причинам останавливались многие предприятия.

Большевики не имели четкого плана борьбы с развалом народного хозяйства, оздоровления экономики. Экономическая программа, обнародованная накануне октября 1917 г., предусматривала коренную ломку сложившегося экономического строя — национализацию земли, банков, основных отраслей народного хозяйства, установление рабочего контроля над производством и потреблением. После октября 1917г. Россия стала объектом утопического эксперимента ускоренного строительства социалистического общества, получившего название “военный коммунизм”.

Осуществление этого плана началось сразу после октября 1917г. без учета развертывания гражданской войны. Решениями центральной и местной власти началась национализация многих предприятий, железнодорожного и водного транспорта, банков.

К концу весны 1918 г. под контролем государства находилось 512 фабрик и заводов. Законодательное введение рабочего контроля парализовало нормальную производственную деятельность оставшихся частных предприятий. В декабре 1917 г. был образован Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), который был призван осуществлять централизованное руководство всей экономикой. Большевикам не удалось остановить развал экономики и голод, усугубившиеся после заключения Брестского мира и оккупации Германией важнейших промышленных и сельскохозяйственных районов. Весной 1918 г. обсуждаются предложения В.И. Ленина о некотором ослаблении так называемой “красногвардейской атаки на капитал”, чтобы сосредоточить внимание на организации производства и управления. В центре этого плана — государственный учет и контроль, привлечение буржуазных специалистов, борьба с мелкобуржуазной стихией, установление трудовой дисциплины, создание совместных частно-государственных предприятий с преобладанием государственного капитала. Последнее не удалось, и национализация промышленности принимает планомерный и всеобщий характер.

В конце 1918 г. был издан декрет о национализации всей крупной и средней промышленности. В августе уже зарегистрировано 9744 национализированных предприятия с количеством работающих 1175 тыс. человек. Осенью 1920 г. национализация распространилась на мелкие кустарные заведения, использующие наемный труд. Кустари, не применяющие наемный труд, должны были объединиться в артели и подчиниться централизованному руководству ВСНХ. Основы предпринимательства и рыночных отношений в промышленности были подорваны. Весной 1918 г. начинается широкое наступление на мелкокрестьянское хозяйство. В конце мая были изданы декреты о придании чрезвычайных полномочий народному комиссариату продовольствия. Крестьянам предписывалось в трехнедельный срок сдать все излишки продовольствия. Укрыватели хлеба были объявлены врагами народа и подлежали суду революционного трибунала.

Для воздействия на крестьян стали формироваться продовольственные отряды из рабочих промышленных центров. Летом 1918г. продовольственная армия двинулась в богатые хлебом губернии Черноземного центра и Поволжья. Часть изъятого продовольствия распределялась на месте среди бедных крестьян.

Была приостановлена деятельность сельских и волостных Советов, избранных всем населением. Вместо них создавались комитеты бедноты (комбеды) из деревенских коммунистов, городских рабочих, демобилизованных для этой цели красноармейцев. Главная задача комбедов — изъятие хлеба у более зажиточных крестьян, так называемых кулаков, перераспределение земли и инвентаря в пользу бедноты. Слово “кулак” стало расхожим для обозначения более удачливого и работающего крестьянина и всех, кто не был угоден местной власти.

Массовое сопротивление крестьян вынудило в конце 1918 г. ликвидировать комбеды и восстановить в деревне выборные Советы. Но политика изъятия излишков продовольствия продолжалась еще более последовательно. В январе 1919 г. была утверждена разверстка на заготовку хлеба, а затем и других продуктов питания. Наркомпрод устанавливал твердый план заготовок, который разверстывался по губерниям, уездам, волостям. Каждая территориальная единица должна была во что бы то ни стало выполнить установленный центром план разверстки независимо от наличия или отсутствия излишков. Ответственными за выполнение разверстки являлись сельское общество и местные Советы. По существу были восстановлены сельская община и круговая порука. Разверстка дала возможность увеличить заготовки. В 1918/1919 сельскохозяйственном году (сельскохозяйственный год начинался 1 октября) было заготовлено 108 млн. пудов хлеба, в 1919/1920 г. — 212,5млн., а в 1920/1921 г. — 283,3 млн. пудов. Рост происходил главным образом за счет новых территории, освобожденных от белых армий. Основная тяжесть продовольственных реквизиции выпадала на центральные хлебородные губернии. У крестьян были изъяты накопленные запасы на случай неурожая и стихийных бедствий, семенное зерно. По мясной разверстке изымались молочный скот и молодняк. Таким образом, экономические основы нормального функционирования крестьянского хозяйства были подорваны.

Установление полного контроля государства над всей экономикой привело к ликвидации рынка рабочей силы, свободного найма и увольнению работников. Принятый в 1918 г. Кодекс закона о труде установил обязательную трудовую повинность для “нетрудящихся классов”, которые использовались на самых тяжелых физических работах: рытье траншей, очистке снега, погрузке и разгрузке на железных дорогах и водном транспорте. Вскоре трудовая повинность распространилась на промышленных рабочих. По решению IX съезда РКП(б) (апрель 1920 г.) стали создаваться трудовые армии с военной организацией и военной дисциплиной. Программа РКП(б), принятая в 1919 г., рассматривала принудительный труд и право государства распоряжаться рабочей силой важнейшей составной частью социалистического планового хозяйства и общественного нормирования труда. Свобода труда была объявлена пережитком эксплуататорского строя.

Была сведена на нет роль общественных организаций в регулировании трудовых отношений. Постепенно были ликвидированы созданные рабочими весной 1917 г. фабрично-заводские комитеты. Профсоюзы превратились в придаток государства по насаждению трудовой дисциплины, проведению трудовых мобилизации, наказанию нерадивых рабочих. Центральные и местные профсоюзные органы находились под неустанным контролем партии.

В 1918—1919 гг. существующая система торговли была полностью ликвидирована и заменена государственным распределением. Были созданы громоздкий бюрократический аппарат и сложная система распределения пайков по классовому принципу. Все население городов делилось более чем на 20 категорий снабжения. Вне всяких категорий была партийная и государственная элита, получавшая кремлевский паек.

Вопреки всем запретам продолжал существовать нелегальный “черный” рынок. Сотни тысяч людей отправлялись в деревни для обмена домашних вещей на хлеб. Это массовое явление обозначалось специфическим термином “мешочничество”. Правительственные органы вынуждены были разрешить провоз по железной дороге 1—1,5 пуда продовольствия. Без такого дополнительного снабжения большинство населения не могло бы выжить.

Столь же неуклонно проводилась ликвидация денег. Первыми шагами к этому являлись национализация в конце 1917 г. банков, изъятие драгоценностей из личных сейфов, ограничение и контроль государства за выдачей денег вкладчикам. Слово “деньги” вышло из употребления и было заменено термином “советские знаки” (совзнаки), печатавшиеся на серой бумаге в обычных типографиях. Была отменена плата за продовольственные пайки, квартиры, городской транспорт. Готовилось постановление о полной отмене денег.

Таким образом, большевики в короткий срок создали гигантское государственное хозяйство, объединявшее все сферы экономической деятельности и материального обеспечения всех членов общества. Обычные стимулы экономического прогресса — собственность, предпринимательство, соревновательность и конкуренция, материальная заинтересованность — перестали действовать. Их заменили государственное принуждение, грубое насилие, некомпетентное командование государственных чиновников. В социально-психологическом плане это было наступление против человека, его индивидуальности, наклонностей, вкусов, привычек, способностей. Человеческий индивидуум растворялся в социальной группе, к которой он принадлежал. Чувство эгалитарности, всеобщего равенства в полуголодном существовании, роковая зависимость каждого человека от государства и его учреждений внедрялись в сознание миллионов людей. Трудолюбие, мастерство, талант и знания как гарантия личного благополучия перестали существовать.

Кризис “военного коммунизма” и переход к новой экономической политике

Политика “военного коммунизма” довела народное хозяйство страны до полного краха. В 1920 г. объем промышленного производства по сравнению с 1913 г. сократился в 8 раз, выплавка чугуна и стали — до 2,5—3%. Годовое производство сахара уменьшилось До 2,3 фунта на человека против 20 фунтов в 1913 г., а мануфактуры — до 1 аршина против 25 в 1913 г. Производительность труда сократилась более чем в 5 раз. Из-за отсутствия топлива, изношенности подвижного состава, плохого состояния была парализована работа железных дорог. В начале 1921 г. из-за отсутствия сырья и топлива прекратили работу 200 крупных предприятий в Петрограде. Из более 200 кожевенных предприятии Енисейской губернии работали, причем с неполной нагрузкой, 34.

Тяжелый кризис переживало сельское хозяйство. Посевные площади по стране сократились за 1913—1920 гг. более чем на '/з. В главных хлебопроизводящих районах сокращение было еще большим. Основной причиной сокращения посевов являлись насильственное изъятие излишков и отсутствие рынка. Снижалось в первую очередь производство главных рыночных культур — яровой пшеницы и овса. Непомерно выросли посевы гречихи, которая в 1920 г. в Центрально-Черноземных губерниях занимала четверть посевной площади. В Псковской губернии посевы главной товарной культуры — льна — сократились в 10 раз. Площадь под сахарную свеклу уменьшилась в 3,5 раза, под хлопок — в 7 раз.

Из-за плохой обработки земли, ухудшения семенного материала, нехватки удобрений снижалась урожайность. В 1920 г. валовой сбор зерновых был в 2 раза меньше среднегодового показателя за 1909—1913 гг. Неурожай 1921 г. стал в этой обстановке настоящей катастрофой, унесшей жизнь еще 5 млн. человек. Сухие цифры статистики сохранили для нас страшную картину вымирания населения. На 1920 г. в Москве на тысячу жителей приходилось 46,6 смертей против 21,1в1913г.,ав Петрограде 72,6 и 21,4 соответственно. Самая высокая смертность была среди мужчин работоспособного возраста. Вымирала самая активная часть населения, от которого зависело будущее страны. К этому следует добавить более 2 млн. эмигрантов, среди которых были крупнейшие ученые, писатели, композиторы, цвет российской интеллигенции. Потери генофонда страны были невосполнимы и сказались на дальнейшем развитии ее интеллектуального потенциала и культуры.

Однако самым опасным для большевиков был политический кризис — угроза власти. Уже летом 1920 г. власти столкнулись с массовым крестьянским движением. Осенью и весной 1921 г. оно усилилось и охватило крупнейшие районы страны — Центрально-черноземные губернии (антоновщина), Поволжье, Северный Кавказ, Дон. Одним из крупнейших являлось движение крестьян Западной Сибири. Восстание охватило громадную территорию от Петропавловска до Тобольска, от Омска до Кургана и Тюмени Восставшие захватили Петропавловск и Тобольск, перерезали Сибирскую магистраль, по которой сибирский хлеб доставлялся и центр страны. В январе — феврале начались массовые забастовки рабочих в Москве, Петрограде и других городах. Вершиной антибольшевистского движения стало выступление кронштадтских матросов, начавшееся 1 марта 1921 г. В руках восставших оказалась главная военно-морская база страны. Противниками большевистского режима выступили матросы Кронштадта, сыгравшие главную роль в октябре 1917 г. и сражавшиеся на важнейших фронтах гражданской войны.

Объединение антибольшевистских движений было бы гибельным для советской власти. Несмотря на разрозненность и социальную неоднородность, отсутствие разработанной политической программы, просматривались общие причины недовольства, общие требования восставших: отменить продразверстку и восстановить свободу торговли, мелкого производства, ликвидировать произвол ВЧК, восстановить свободные выборы Советов с участием всех партий при всеобщем и тайном голосовании, восстановить свободу слова, печати, собраний, созвать Учредительное собрание.

Советские власти применяли самые жестокие меры для подавления восстаний. Но для лидеров партии и многих рядовых коммунистов было понятно, что одними военными мерами подавить народное движение невозможно. Угроза полного экономического краха и потери власти вызвала колебания и неуверенность. В руководящие партийные органы поступали письма от многих местных работников с предложением изменить продовольственную политику. Лишь весной 1921 г., когда кризис стал всеобщим и угроза потери власти реальной, В.И. Ленин и большевистское руководство решились на изменение экономической политики.

Резолюция Х съезда РКП(б) “О замене продразверстки продовольственным налогом” была принята по докладу В.И. Ленина 16 марта 1921 г. на последнем заседании съезда, когда часть делегатов уже разъезжалась. Прений по этому вопросу почти не было. Подействовали четкие отрезвляющие слова В.И. Ленина: “В основном положение таково: мы должны экономически удовлетворить среднее крестьянство и пойти на свободу оборота, иначе сохранить власть в России, при замедлении международной революции нельзя, это экономически нельзя”.

Резолюция Х съезда РПК(б) объявила об отмене продовольственной разверстки и замене ее твердо установленным натуральным налогом, который должен быть меньше разверстки. Сумма налога устанавливается и объявляется крестьянам до начала весеннего сева. Налог, в отличие от разверстки, устанавливался для каждого крестьянского хозяйства. Крестьянин получил право распоряжаться оставшимися после уплаты излишками в пределах “местного оборота”.

Первоначальная цель этого решения — успокоить крестьянство и волнующихся рабочих, остановить катастрофический спад сельскохозяйственного производства, укрепить пошатнувшуюся власть.

В первое время лидеры большевиков еще надеялись ограничиться минимальными уступками крестьянству. Предполагалось, не восстанавливая вольный рынок, реализовать оставшиеся у крестьян после уплаты налога излишки через кооперацию, в обмен на промышленные товары по установленному государством эквиваленту. Предполагалось собрать по налогу 240 млн. пудов и примерно 160 млн. пудов получить путем товарообмена. Но попытка эта оказалась неудачной. К осени 1921 г. таким образом было заготовлено немногим более 5 млн. пудов хлеба. Стихийный рынок развивался очень быстро. В октябре 1921 г. В.И. Ленин публично признал, что частный рынок оказался сильнее большевиков. Восстановление частной торговли и рыночных отношений стало неизбежным.

Летом 1921 г. был принят декрет, разрешающий каждому гражданину, достигшему 16-летнего возраста, получить лицензию на торговлю в общественных местах, на рынках и базарах. В начале нэпа сложились три вида торговых заведений — государственные, кооперативные и частные. Уже в конце 1921 г. более 80% розничной торговли приходилось на частных торговцев. Из 2874 торговых заведений, зарегистрированных в конце 1921 г. в Новониколаевской губернии, государственных было только 85. В оптовом товарообороте государственный сектор был преобладающим. На его долю приходилось 77%, на долю частного — 14, кооперативного — 9%. Нормальное функционирование крестьянского рынка было невозможно без свободного развития мелкой промышленности. Летом 1921 г. была приостановлена национализация мелкой промышленности. Национализированные мелкие предприятия возвращались их владельцам. Было также разрешено частным лицам открывать мелкие промышленные заведения без механического двигателя с количеством рабочих до 20 человек и с механическим двигателем — 10 человек. Небольшие государственные предприятия было разрешено сдавать в аренду частникам.

О сущности нэпа есть различные мнения. Большая часть зарубежных историков видят в переходе к новой экономической политике удачный маневр В.И.Ленина в целях удержания власти, а также пример сосуществования рыночной и плановой экономики Опыт нэпа подтверждает преимущества рыночного хозяйства и возможность такого сосуществования. Однако нэп выявил коренное противоречие между идеологией партии, ее программой строительства социализма и реальной экономической действительностью, усилением позиций рыночных капиталистических отношений. Многоукладная экономика нэпа не совмещалась также с однопартийной тоталитарной политической системой.

В официальной партийной идеологии нэп рассматривался как временное отступление, изменение тактики для достижения главной цели — построения социализма. Построить социализм ускоренными темпами, без промежуточных ступеней, не удалось. Поэтому эту задачу нужно было решать более медленными темпами, идя к ней обходными путями.

В.И. Ленин рассматривал нэп как отступление, но не от идеи социализма, а в методе, подходах к его построению. Отступление ради чего? Ради укрепления политической и социальной базы существующей власти, удовлетворения крестьянства, создания стимула для развития крестьянской экономики. Как долго большевики должны были продолжать это отступление? В резолюции Х партийной конференции (май 1921 г.) говорилось, что нэп рассчитан на ряд лет. В.И. Ленин неоднократно повторял “всерьез и надолго”. Но сами эти понятия подчеркивали, что это временная политика, пусть и продолжительная. Первые успехи частного сектора вызвали тревогу, и уже в марте 1922 г. на XI съезде РКП(б) В.И. Ленин призывал прекратить отступление, развивать государственную промышленность и торговлю, перейти в наступление на частнохозяйственный капитал. Наступление предполагалось пока только экономическими методами. Главными лозунгами были:

учиться торговать, учиться хозяйничать. Это был не конец нэпа, а только предостережение. Допуская развитие рыночных отношений и частный капитал в мелкой промышленности и торговле, В.И. Ленин разъяснял, что крупная промышленность, транспорт, финансы находятся в руках государства. Пользуясь неограниченной политической властью, партия имеет возможность регулировать и ограничивать частнопредпринимательскую деятельность, а в случае необходимости и полностью ликвидировать частный сектор в экономике. По отношению к частному капиталу применялась трехчленная формула: допущение, ограничение, вытеснение. Какую часть этой формулы применить в данный момент, решали партия и государство, исходя из политических соображений.

Нэповская экономика. Успехи и противоречия

Неизмеримо тяжелым испытанием для страны стал голод 1921— 1922 гг. Государство было не в состоянии справиться своими силами с громадным бедствием. Впервые в истории России правительство обратилось за иностранной помощью и было вынуждено принять условия зарубежных благотворительных организаций, обеспечить им необходимые условия для распределения помощи среди голодающих. За год из-за границы было ввезено около 50 млн.. пудов продовольствия, одежды и медикаментов, 83% этого количества приходилось на Американскую администрацию помощи (АРА). В самый тяжелый период голода, весной и летом 1922 г., зарубежные благотворительные организации кормили более 12 млн. человек. Ввезли более 40 млн. пудов продовольствия, 10 млн. пудов было собрано в виде благотворительной помощи среди населения страны. Миллионы людей были спасены от голодной смерти.

Голод усугубил и без того тяжелое положение страны. Не удалось полностью собрать намеченную сумму продналога. По РСФСР было собрано 130 млн. пудов, из них более 35 млн. пудов (27%) сдали крестьяне Сибири. При сборе налога в более урожайных губерниях применялись меры принуждения. Во многих районах, в том числе в Сибири, продолжалось сокращение посевов. Но одновременно наметились и первые положительные сдвиги в сельском хозяйстве. У крестьянина появился интерес к хозяйствованию. В 1922 г. был снят средний урожай, который в основном удовлетворял потребность страны, рынок наполнился продовольственными товарами, хронический голод был преодолен.

В первой половине 20-х годов проводилась гибкая политика, способствовавшая подъему сельского хозяйства. В 1922 г. была усовершенствована налоговая система. Вместо множества налогов был введен единый продналог, который мог выплачиваться любым продуктом. В 1924 г. продналог был заменен денежным сельскохозяйственным налогом. Принятый в 1922 г. Земельный кодекс подтвердил незыблемость национализации земли, но установил свободу выбора формы землепользования — община, единоличное хозяйство. Был разрешен свободный выход из общины, узаконена аренда земли, наем рабочей силы в сельском хозяйстве. Одновременно снижались размер сельхозналога и цены на сельскохозяйственный инвентарь и машины. Расширялась агрономическая помощь. Для внедрения передовых методов были открыты Всероссийская и местные сельскохозяйственные выставки. Официальная партийная пропаганда провозгласила лозунг “Лицом к деревне”. Главной опорой партии в деревне был объявлен старательный крестьянин.

Заинтересованность крестьянина в расширении своего хозяйства стала главным фактором быстрого и неуклонного подъема сельскохозяйственного производства. За 1922—1923 гг. производство зерна увеличилось на 33%, продуктов животноводства — на 34%, а

сахарной свеклы — почти в 5 раз. За рубеж было вывезено около 3 млн. пудов хлеба. К 1925 г. посевные площади почти достигли довоенного уровня. Поголовье скота увеличилось по сравнению с 1913 г. на 34,2%, а в азиатской России — почти в 2 раза. За первое пятилетие нэпа урожайность выросла на 17% по сравнению со средним урожаем в 1901—1910 гг. В 1925 г. многопольная система земледелия распространилась на 25 млн. десятин против 2 млн. десятин до революции. Зяблевая вспашка проводилась на 1/3 посевной площади под зерновые, а ранний пар применялся на 1/4 озимого клина. В 1923 г. сельскохозяйственных машин было продано на 18 млн. руб., а в следующем году — на 33 млн. руб. Благотворное влияние рыночной экономики очень быстро сказалось на развитии промышленности. Денационализация промышленности охватила в основном мелкие предприятия, вырабатывающие товары массового потребления. По данным промышленной переписи 1923 г., в стране насчитывалось 1650 тыс. промышленных заведений. Из них 88,5% были частные или арендованные, 8,5% — государственные, 3% — кооперативные. Но на государственных предприятиях работали 84,5% всех рабочих и вырабатывалось 92,4% всей промышленной продукции. Решающие отрасли промышленности, все крупные предприятия, железные дороги, земля и ее недра оставались в руках государства.

Однако под давлением рынка менялись методы управления и в государственной промышленности. Уже с осени 1921 г. крупные государственные предприятия стали переводиться на коммерческий или хозяйственный расчет. Одновременно проводилась децентрализация управления. Наиболее распространенной формой являлось образование хозрасчетных трестов. Одним из первых был образован льнотрест, объединивший 17 крупных предприятий льноперерабатывающей и текстильной промышленности. К августу 1922 г. функционировал 421 трест, из них 50 в текстильной промышленности, столько же в металлургической и пищевой. Наиболее крупными были Государственное объединение металлургических заводов (ГОМЗА), Югосталь. Часть прибыли тресты отчисляли государству, остальную использовали по своему усмотрению.

В феврале 1922 г. была официально отменена трудовая повинность, восстановлен рынок труда, установлена дифференцированная денежная оплата труда. Повышалась заинтересованность людей в результатах труда и росла его производительность, сокращались разбухшие штаты предприятий. Численность рабочих и служащих на железных дорогах уменьшилась с 1240 тыс. до 720 тыс. человек, а поток грузов вырос. В текстильной промышленности численность рабочих и служащих на 1000 веретен уменьшилась с 30 до 14 (до революции было 10,5). Следствием этого стали появление резервной армии труда, рост численности безработных.

Важнейшим достижением нового курса экономической политики являлись финансовая реформа и восстановление довоенного курса рубля. Инициатором и проводником оздоровления денежной системы стал народный комиссар финансов Г.Я. Сокольников, который привлек к работе крупнейших специалистов — профессора Юровского, бывшего товарища министра финансов в правительстве С.Ю.Витте, Н.Н. Кутлера и др.

Реформа началась с восстановления ликвидированных в период “военного коммунизма” финансовых учреждений: банков и сберкасс. С 1922 г. вновь стал составляться государственный бюджет, который исчислялся в довоенных золотых рублях. Была восстановлена налоговая система. Постепенно установились три главных вида налогов: единый продналог, а с 1924 г. сельскохозяйственный налог с крестьян; промысловый налог, уплачиваемый торговцами и владельцами промышленных заведений; подоходный налог с заработной платы, уплачиваемый всеми работающими по найму. Была восстановлена система косвенных налогов на спиртные напитки, табак, минеральные воды и другие товары массового потребления.

С апреля 1922 г. началась деноминация денежных знаков. Одновременно и параллельно с бумажными знаками была выпущена в обращение полноценная валютная единица — червонец, обеспеченный золотом и товарными запасами. В 1923 г. осуществлен следующий этап деноминации: 100 руб. выпуска 1922 г. обменивались на 1 руб. нового образца. Таким путем количество находящихся в обращении бумажных денег было уменьшено в миллион раз. Весной 1924 г. все старые денежные знаки были изъяты из обращения и заменены государственными казначейскими билетами. Главной единицей стал червонец (10 руб.). Новые советские деньги получили международное признание. Английский фунт стерлингов обменивался на 8 руб. 34 коп., доллар США — на 1 руб. 94 коп., итальянская лира стоила 8 коп.

Самые тяжелые последствия разрухи оказались позади. За 1921— 1928 гг. темпы прироста промышленного производства составили в среднем 28%. Национальный доход увеличивался на 18% в год. Столь быстрые темпы прироста происходили в основном за счет мелкой и легкой промышленности, пуска бездействовавших предприятий. Крупная промышленность нуждалась в новых капиталовложениях для обновления технической базы, развития энергетики и сырьевых отраслей, в высококвалифицированных кадрах, рынках сбыта. В конце 20-х годов общий объем капитальных вложений был выше, чем в довоенные годы, но объем строительных работ, особенно в жилищном и коммунальном строительстве, не достиг довоенного уровня.

Успехи рыночной экономики отразились на образе жизни и благосостоянии большинства населения. Рынок наполнился всевозможными товарами, которые можно было купить по доступным ценам. С 1923 по 1926 г. потребление мяса надушу населения увеличилось в 2,5 раза, молочных продуктов — в 2 раза. В 1927 г. душевое потребление мяса составило 39—43 кг в год в сельской местности и 60 кг в городах; в Москве — 73 кг, в Иркутске — 90 кг. Стали широким выбор и доступными цены на промышленные товары массового потребления. Успехи восстановительных процессов ярко демонстрировали преимущества рыночной экономики. Но одновременно проявлялись трудности и противоречия новой экономической политики. Прежде всего это противоречие между государственной, плановой экономикой и набиравшим силу частнохозяйственным сектором. Большинство крупных государственных предприятий были убыточны. Сказались их неприспособленность к рынку, громоздкий бюрократический аппарат, административно-командные методы управления. ВСНХ пытался найти выход из этого путем произвольного повышения цен на промышленные товары, в то время как рыночные цены на хлеб снижались из-за его избытка на рынке. Осенью 1923 г. возникли так называемые “ножницы” цен. Крестьяне оказались не в состоянии покупать промышленные товары. Возник кризис перепроизводства. Склады заполнились товарами, не находящими сбыта. Однако вскоре по законам рыночной экономики повышенные административным путем цены на продукты промышленности были приведены в соответствие со спросом и предложением. Кризис был преодолен.

Очередной кризис возник осенью и зимой 1925 г. Причиной его был курс на форсированное развитие тяжелой индустрии (металлургии, топливной промышленности, машиностроения). Для этого требовались большие капиталовложения. Принятый весной 1925 г. трехлетний план развития металлической промышленности требовал ассигнований в 350 млн. руб. Изыскать эти средства предполагалось за счет сельского хозяйства. На хлеб были установлены твердые и директивные цены, более низкие, чем сложившиеся к этому времени на рынке. Крестьяне бойкотировали государственные заготовительные организации, продавали хлеб частным закупщикам, которые платили больше, или придерживали свои излишки в ожидании лучшей конъюнктуры. Срыв плана хлебозаготовок вновь вынудил правительство считаться с законами рынка, отменить директивные цены, увеличить поставку промышленных товаров.

Третий кризис нэповской экономики зимой и весной 1928 г. был вызван теми же причинами. Но выход из кризисной ситуации с государственными заготовками хлеба был найден уже другим путем — ликвидацией нэпа и возвратом к старым методам насильственного изъятия излишков и искусственного обострения классовой борьбы в деревне. Хозяйства, имевшие излишки, облагались чрезвычайным налогом, закрывались рынки, в печати развернулась интенсивная агитация против кулачества. Но в итоге происходило дальнейшее снижение заготовок. В 1928 г. в Москве и Ленинграде, а затем и в других городах была введена карточная система распределения.

Новая экономическая политика быстро покончила с кажущимся социальным равенством. Характерными стали социальное расслоение и связанные с ним противоречия. В условиях нэпа повышался уровень жизни всех слоев населения. Но уровень материального благосостояния зависел не от системы государственного распределения, а от личных качеств человека — его отношения к труду, квалификации, таланта, предприимчивости.

В деревне выделился и набирал силу слой старательных крестьян. Приспосабливаясь к рынку, они развивали свое хозяйство. На другом полюсе продолжала существовать прослойка деревенской бедноты. По своему составу она была разнородной. После раздела помещичьих земель уже нельзя было считать, что беднячество в деревне существует из-за нехватки земли. В значительной части это были отходники, которые вернулись из городов, чтобы получить землю. Но интерес к крестьянскому труду они уже потеряли. Сюда входили и демобилизованные красноармейцы, которые оказались излишней рабочей силой в своих хозяйствах. Обычно они составляли костяк сельских партийных организаций и руководство местных советов. Были многодетные семьи, оставшиеся без работников, хозяйства, разорившиеся в результате неурожаев, стихийных бедствий. Сюда же относились различные неудачники, лодыри, пьяницы, деревенские люмпены, “деды Щукари”. При “военном коммунизме” они жили за счет помощи государства, перераспределения изъятого у зажиточной части деревни продовольствия. Эта довольно многочисленная деревенская прослойка с завистью смотрела на своих удачливых соседей, мечтала о возвращении к старым порядкам, ждала своего часа, чтобы расправиться с кулаками. Антикулацкая агитация находила среди них благоприятную почву.Используя свое влияние и в местных Советах, они подвергали удачливых хозяев дискриминации, зачисляли их в кулаки, лишали избирательных прав, исключали их детей из школ и т.д.

В городе появился новый социальный слой — нэпманы. К нему причисляли частных торговцев, арендаторов, владельцев мелких промышленных заведений, более зажиточных кустарей. Это была новая советская буржуазия, люди пронырливые и энергичные. Многие из них быстро разбогатели. Но основная масса состояла из владельцев мелких лавочек, торгующих на рынках с рук и вразнос. К нэпманам причисляли извозчиков, зарабатывающих свой хлеб тяжелым трудом.

Уже в первой половине 20-х годов преобладающими стали меры ограничения и вытеснения нэпманов. Для этого использовалась налоговая политика, а также методы политического давления.

Своеобразной социальной прослойкой стали служащие советских учреждений. Определенную их часть составляли старые чиновники, вернувшиеся на свои насиженные места. А в основном это были бывшие профессиональные революционеры, участники гражданской войны, продвинувшиеся на руководящие посты рабочие. Большинство из них были малокомпетентны и имели низкий уровень образования. Отсутствие знаний и опыта возмещалось имевшейся в их руках властью и возможностью командовать. Государственная служба обеспечивала высокую заработную плату и многие привилегии — улучшенные квартиры, персональные автомобили и конные выезды, путевки на курорты и др. Характерным являлся высокий уровень коррупции. Нэпманы подкупали высокопоставленных советских служащих, чтобы добиться снижения налогов, получить выгодный кредит, заключить коммерческую сделку с государственным предприятием, устроить своих детей в школы и университеты.

Особым было положение научной и технической интеллигенции, представители которой официально именовались буржуазными специалистами. Без них власть обходиться не могла. Но вокруг них создавались неприязненная обстановка, недоверие, травля. По политическому положению они приравнивались к нэпманам. Из вузов изгонялась старая профессура. Происходили постоянные чистки студенчества. В авариях и неполадках на производстве обвиняли специалистов. В конце 20-х годов были организованы судебные процессы и внесудебные расправы над крупнейшими учеными и специалистами в области технических и гуманитарных наук.

Переход к новой экономической политике привел к изменению социального облика рабочего класса. Появился разрыв в уровнежизни квалифицированных рабочих и чернорабочих. Растущая безработица тяжело отразилась на положении молодежи, которая не имела еще квалификации и оказывалась лишней на рынке труда.

Экономические и социальные противоречия обусловили неустойчивость, напряженность в жизни общества. Экономические трудности и наличие социальных групп, недовольных новой экономической политикой, создавали объективные условия для ее срыва. Но главной причиной срыва нэпа было противоречие между рыночной многоукладной экономикой и существующим в стране однопартийным политическим строем, враждебным капитализму вообще и частнопредпринимательской деятельности. По мере успехов рыночной экономики партия все больше отдалялась от той цели, которая казалась уже столь близкой в условиях “военного коммунизма”. Поэтому поворот в экономической политике в конце 20-х годов не встретил серьезного сопротивления и казался естественным движением к заветной цели.

Политическая жизнь страны в 20-е годы. Либерализация экономики и однопартийная диктатура

Лидеры большевиков согласились на отмену продразверстки ради упрочения пошатнувшейся власти. Неожиданные успехи рыночной экономики таили в себе новые опасности. Многоукладная экономика и вызванные нэпом социальные изменения не совмещались с однопартийной политической и идеологической диктатурой. Сохранить политический режим в неизменном виде можно было только путем усиления и ужесточения партийного единства и дисциплины. Сразу после введения нэпа начались аресты и преследования меньшевиков, эсеров, интеллигенции. Усилилось наступление против инакомыслящих внутри партии.

Летом 1922 г. был устроен открытый суд над лидерами партии эсеров, обвинявшимися в терроре и контрреволюционной деятельности. На скамье подсудимых оказалась крупнейшая революционная партия, внесшая немалый вклад в общую борьбу против самодержавия. И хотя были использованы провокации и лжесвидетельство, вину отдельных подсудимых и руководства партии эсеров доказать не удалось. Тем не менее они были приговорены к смертной казни. Исполнение приговора было отложено до первого проявления активных действий эсеровских организаций.

Летом 1922 г. по указанию В. И. Ленина был закрыт ряд научных журналов (“Экономист”, “Сельское и лесное хозяйство”, “Россия”), сохранивших независимую политическую позицию. Наиболее крупной акцией подавления инакомыслия являлась насильственная высылка за пределы страны большой группы крупнейших ученых, философов, историков, писателей. Среди высланных были философы Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, П.А. Сорокин, историк А.А. Кизеветтер, писатель Б. Зайцев и др. Подавлению свободомыслия служил образованный в 1922 г. Главлит (специальный цензурный комитет), призванный строго контролировать всю печатную продукцию, не допуская никакого отступления от идей марксизма и неугодных властям высказываний.

Самой крупной акцией являлось наступление на церковь. Церковь обладала громадным влиянием на миллионы верующих. В январе 1918 г. был издан декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Церковь лишилась права распоряжаться своими зданиями и имуществом, переданными во временное пользование группам верующих. Было запрещено преподавание религиозных дисциплин в учебных заведениях, закрывались монастыри. Для борьбы с религией использовались все средства пропаганды. Преследованию подвергались все религиозные конфессии. Но наиболее чувствительным был удар для православной церкви, которая объединяла основные массы населения и обладала централизованной организацией во главе с избранным в 1918 г. патриархом Тихоном (С.И. Белавин). В годы гражданской войны конфронтация между церковью и советской властью достигла наивысшей точки. Патриарх Тихон предал анафеме атеистическую власть большевиков и отлучил коммунистов от церкви.

Следующий, заранее запланированный удар по церкви был нанесен в 1922 г. Под предлогом борьбы с голодом начались насильственное изъятие предметов богослужения и преследование духовенства: 77 высших иерархов православной церкви были приговорены к смертной казни. К смертной казни был приговорен и патриарх Тихон. Но из-за его преклонного возраста приговор не был приведен в исполнение. Патриарх был заключен под домашний арест и умер в 1925 г. Небольшая группа высшего духовенства порвала с патриархом и создала послушную власти так называемую “живую церковь”.

В сложный момент перемены экономической политики В.И. Ленин и лидеры большевиков были обеспокоены напряженной обстановкой в партии.

Накануне Х съезда партию сотрясала дискуссия о профсоюзах. В центре дискуссии были предложения “Рабочей оппозиции” (А.Г. Шляпников, А.М. Коллонтай, С.П. Медведев и др.), ратовавшей за расширение прав профсоюзов, передачу управления предприятиями демократически избранным рабочим комитетам, подчиняющимся профсоюзам. Эти требования не затрагивали монопольного господства партии в профсоюзах, но должны были усилить их влияние и независимость.

Главным оппонентом “Рабочей оппозиции” оказался Л.Д. Троцкий, который выступал против демократизации внутренней жизни профсоюзов, выборности их руководящих органов, требовал дальнейшего “завинчивания гаек” железной дисциплины, которая была установлена в годы гражданской войны.

На Х съезде РКП(б) взгляды “Рабочей оппозиции” были объявлены антимарксистскими и несовместимыми с пребыванием в партии, а через год, на XI съезде, ее лидеры были выведены из руководящих партийных органов.

Наличие разномыслия в самой партии побудило В.И. Ленина представить Х съезду резолюцию “О единстве партии”, которая была принята без обсуждения. Резолюция объявила распущенными все группы, которые возникли в период дискуссии о профсоюзах. В дальнейшем запрещалось под страхом исключения из партии создание групп и фракций, противоречащих официальной идеологии и критикующих принятые решения. Резолюция 1921 г. имела силу до конца существования КПСС и служила оправданием для подавления инакомыслия и расправы с несогласными с официальным курсом.

Одновременно съезд принял решение о чистке партии, которая продолжалась около 2 лет. Из 732 тыс. членов РКП(б) весной 1921 г. к весне 1923 г. осталось 386 тыс. Выбыло около 40% членов и кандидатов партии; часть из них покидали партийные ряды добровольно, из-за несогласия с новой экономической политикой, или, наоборот, занявшись собственным хозяйством, считали для себя невозможным дальнейшее пребывание в партии. Основная масса коммунистов исключались за пассивность, обуржуазивание, проповедь чуждых взглядов, принадлежность в прошлом к другим политическим партиям и т.п. Главная цель — запугать всех инакомыслящих и укрепить единство партийных рядов — была достигнута лишь частично.

На почве нэпа у некоторых партийных функционеров появилась уверенность в необходимости сделать некоторые шаги по изменению политической системы, ее демократизации. Наиболее последовательными были предложения члена партии с 1906 г., уральского рабочего Г. Мясникова. В.И. Ленин ответил резкой критикой “мясниковщины”. Г. Мясников был арестован, затем восстановлен в партии и направлен на работу в советское посольство в Берлин, затем снова был арестован и умер в тюрьме.

Другие видные партийные функционеры выражали те же идеи в более сдержанной форме. Т. Сапронов предлагал ввести беспартийных крестьян в центральные и местные органы власти. Н. Осинский' предлагал ослабить цензуру в печати. Более широкой была программа демократизации политической жизни страны, предложенная народным комиссаром иностранных дел Г.В. Чичериным. Он обосновал ее необходимостью упрочить международный авторитет советской власти и создать условия для получения зарубежной помощи. В.И. Ленин давал резкую отповедь такой инициативе. До обсуждения этих предложений дело не доходило.

Авторитет В.И. Ленина был непреклонен. Он обладал необыкновенным умением убеждать и побеждать своих противников, проводить разработанную им политическую линию и обеспечивать единство в политическом руководстве партии. Но уже весной 1923 г., когда В.И. Ленин был смертельно болен, борьба между различными группировками в руководстве партии переросла в непримиримое противостояние и стала главным содержанием политической жизни страны до конца 20-х годов. Это была борьба за лидерство между руководителями партии — Л.Д. Троцким, И.В. Сталиным, Н.И. Бухариным, Л.Б. Каменевым, Г.Е. Зиновьевым. Личностное противостояние принимало форму борьбы за ленинское наследство, выполнение политического завещания В.И. Ленина, которое каждая из противостоящих группировок толковала по-своему, обвиняя своих противников в отступлении от ленинизма. Под завещанием В.И. Ленина понимались его последние статьи и письма в ЦК партии, которые он продиктовал с декабря 1922 г. по март 1923 г. Статьи В.И. Ленина были опубликованы в печати, а письма хранились под строгим секретом вплоть до 1956 г. Еще в недавнем прошлом идеи этих работ провозглашались ленинским планом построения социализма, который сталинская группировка в руководстве партии отстояла у врагов ленинизма и проводила в жизнь в период массовой коллективизации и индустриализации в 30-е годы. Если отбросить идеологизированные схемы, в последних работах В.И. Ленина можно увидеть тревогу и раздумья тяжелобольного вождя партии, попытки найти какие-то решения сложных проблем развития страны и внутрипартийной жизни. Растерянность и обеспокоенность В.И. Ленина вызывали процессы в экономике и социальном развитии страны, успехи рыночной экономики и мелкотоварного хозяйства в деревне, трудности развития государственного сектора. В начале 20-х годов стабилизировалось положение в капиталистических странах. Кризисные ситуации были преодолены. Исчезли надежды на скорую победу мировой социалистической революции. Россия надолго осталась одна в окружении капиталистического мира. Но В.И. Ленин делает оптимистические выводы, что новый взрыв революционной борьбы неизбежно наступит и что из “России нэповской станет Россия социалистическая”. Однако тяжелобольной вождь партии уже не мог, как в 1917 и 1921 гг., найти тот главный рычаг, нажав на который можно достичь поставленной цели.

Соратники и ученики В.И. Ленина погрязли в непримиримом противоборстве. В.И. Ленин предвидел и чувствовал это. В архисекретном письме очередному съезду партии он предупреждает, что личная неприязнь между И.В. Сталиным и Л.Д. Троцким, а также между другими лидерами может привести к расколу партии и подрыву политического строя. В.И. Ленин дает негативные характеристики всем членам Политбюро. Выход он видит в расширении состава ЦК, пополнении его рядовыми рабочими, которые могли объективно решать возникающие споры в высшем руководстве партии. Он предлагает заменить И.В. Сталина на посту Генерального секретаря ЦК РКП(б). И.В. Сталин получил этот высокий пост в апреле 1922 г. с согласия В. И. Ленина. Одновременно он оставался народным комиссаром по делам национальностей и членом Политбюро ЦК РКП(б). Только что избранный генсек сразу же проявил свои негативные черты: грубость, властолюбие, коварство по отношению к своим товарищам по ЦК, превышение полномочий. Это тревожило В.И. Ленина.

Характеристика членов Политбюро, которую дал в последних письмах В.И. Ленин, оказалась верной. Сбылись его опасения о взаимной неприязни и борьбе внутри Политбюро и Центрального Комитета партии. Внутрипартийные разногласия, принявшие форму острого противоборства, сотрясали во второй половине 20-х годов не только партию, но и всю страну и завершились установлением авторитарной власти И.В.Сталина и срывом нэпа. События начались с объединения И.В. Сталина, Л.Б. Каменева, Г.Е. Зиновьева при поддержке Н.И. Бухарина против Троцкого, авторитет которого был очень велик. Л.Д. Троцкий был снят с поста председателя Реввоенсовета Республики, а затем выведен из состава Политбюро. После низвержения Троцкого И.В. Сталин ополчился против своих бывших союзников Каменева и Зиновьева. Расправившись с Л.Д. Троцким, Л.Б. Каменевым, Г.Е. Зиновьевым и их единомышленниками, И.В. Сталин направил удар против своего главного союзника Н.И. Бухарина. В 1929 г. были обвинены в “правом уклоне” и сняты с партийных и государственных постов Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, М.П. Томский, выступавшие против поспешного проведения чрезвычайных мер 1927—1929 гг. и срыва нэпа. Таким образом, из состава Политбюро, избранного в конце жизни В.И. Ленина, остался только И.В. Сталин. На смену пришло новое руководство, подобранное И.В. Сталиным и беспрекословно ему подчинявшееся. Такова в очень кратком изложении история внутрипартийной борьбы 20-х годов, которая закончилась утверждением единоличной власти И.В. Сталина в партии и государстве. Главным предметом споров являлась судьба новой экономической политики и рыночных отношений. Л.Д. Троцкий, Е.А. Преображенский и другие обвиняли группу Сталина в замедлении темпов социалистических преобразований и неоправданных уступках капиталистическим элементам, требовали ускорить темпы индустриализации и коллективизации деревни. И.В. Сталин выдвинул тезис о строительстве социализма в одной стране, так как перспектива победы революции в других странах становилась все менее реальной. Противная сторона обвинила его и Бухарина в оппортунизме и отступлении от ленинской теории социалистической революции.

Предметом ожесточенного спора стал также вопрос о внутрипартийной демократии. В выступлениях сторонников Л.Д. Троцкого содержалась справедливая критика утвердившегося в партии авторитарного режима единовластия Сталина, преследования любого инакомыслия. Противная сторона, которая опиралась на большинство ЦК, обвиняла троцкистов в нарушении резолюции Х съезда РКП(б) “О единстве партии”, ленинских организационных принципов о подчинении меньшинства, запрещении фракций внутри партии. На этом основании троцкистов исключали из партии, обвиняли в измене ленинизму.

В современной обстановке, когда сняты все ярлыки и необоснованные обвинения против троцкистов, можно дать более объективную оценку событий 70-летней давности. Нельзя согласиться с утверждением многих историков об отсутствии принципиальных разногласий между группой Сталина и его противниками, что шла лишь беспринципная борьба за власть. Были принципиальные разногласия. Наличие разных течений в правящей партии, дискуссионное обсуждение назревших вопросов жизни страны и партии ослабляли диктаторский режим, открывали возможности демократизации.

Поэтому дискуссии в партии вызывали сочувствие беспартийных масс внутри страны, а также зарубежной общественности. Противников режима привлекали не догматические аргументы Троцкого, Сталина и Бухарина, а само наличие дискуссии, сопоставление мнений. Однако надежды на ослабление диктатуры и демократизацию внутрипартийных отношений не оправдались.

История отечества



***** Яндекс.Поиск по сайту:



© Банк лекций Siblec.ru
Формальные, технические, естественные, общественные, гуманитарные, и другие науки.