1. Происхождение и ранние формы культуры

1.1. Хронология и периодизация первобытной культуры

Обращаясь к глубокой древности, мы задаемся вопросом: когда, на каком этапе человеческой истории становится возможной культура?

Культура – специфика человеческой деятельности, то, что характеризует человека как вид. Поиски культуры до человека и человека до культуры не имеют смысла. Смена условий существования при рассселении первобытного человека на новые земли, знания, накопленные при этом, укрепление внутриобщинных связей - все это свидетельствовало об окончательном переходе человека на ступень социальности. Господство социального над биологическим проводит четкую грань между животным и человеком. Человек, становясь человеком, помещал между собой и природой мир культуры, "вторую природу". Культура, как паутина, образовывала тонкую "сеть" между природой и человеком, выводя последнего из-под диктата экосистемы: человек подчинил себе условия своего существования, обуздал свои инстинкты и выступил уже как истинно культурное, социальное существо. Именно в это время и начинается зарождение системы культурных ценностей.

Первобытность была самым длительным по времени - более миллиона лет - этапом истории человечества. Определить его нижнюю грань сколько-нибудь точно нелегко, так как в обнаруживаемых археологами остатках наших далеких предков большинство специалистов видит то предчеловека, то человека, и однозначное преобладающее мнение еще не сложилось окончательно. В настоящее время одни ученые считают, что древнейший человек возник 1,5–1 млн. лет назад, другие относят его появление ко времени более 2,5 млн. лет назад. Верхняя грань первобытнообщинного строя колеблется в пределах последних 5 тыс. лет, различаясь на разных континентах.

По данным науки (антропологии, этнографии, археологии и истории) современный человек как субъект культуры формируется примерно в период позднего палеолита. Следовательно, возникновение человечества относится к периоду от 2 до 1,5 млн. лет тому назад.

В становлении человека выделяют условно три стадии: архантропа, палеонтропа и неоантропа.

Архантроп ("Homo erectus", то есть "человек прямоходящий") (объем мозга 800 см3) жил 1,9–1,5 млн. лет тому назад. С него начинается становление общества: коммунализация проявляется в том, что ведется совместная охота группами по 50–60 особей, живущими вместе. По представлениям ученых, у питекантропов, синантропов, гейдельбергского человека, составляющих группу архантропов, отмечено наличие неустойчивых пар, прообраза семьи.

Для палеантропа-неандертальца время наступает 600–400 тыс. лет назад. Его близость к современному человеку (рост 155–165 см, объем мозга 1300–1600 см3) позволяет поставить вопрос о неандертальской культуре. Для неандертальцев характерно использование орудий труда (археологи выделяют мустьерскую и ашельскую культуру каменных орудий), а также захоронение. По своим интеллектуальным потенциям неандертальцы не значительно отличались от современного человека. Неандертальский человек имел все необходимые для интенсивной трудовой деятельности органы – большой мозг, подвижную руку, не говоря уже об устойчивой походке и выпрямленном положении. Однако строение его мозга характеризовалось наличием ряда примитивных признаков (ограниченная способность к логическому мышлению, резкая возбудимость), а подвижность руки могла быть ограничена, что суживало его возможности в развитии мышления и речи и в усовершенствовании техники обработки камня. Поэтому коллектив неандертальцев имел малые потенциальные возможности в развитии общественных форм жизни.

Традиционно исследования культуры, как духовной культуры начинается с эпохи неоантропа-кроманьонца или "homo sapiens sapiens" или "homo sapiensfossilis" – "человека разумного, делающего орудия". С появлением неоантропа биологическое развитие человечества, видимо, можно считать законченным, но развитие человечества в социальном плане продолжалось все убыстряющимися темпами. Не изменяясь биологически, человек продолжал изменяться как социальное существо. С его появлением связано бурное развитие производительных сил и общественных отношений, которое ускоряется по сравнению с предыдущим этапом в десятки и сотни раз.

Говоря о первобытной культуре необходимо выявить ее периодизацию и охарактеризовать основные этапы развития. Периодизация расчленяет историю на последовательно сменяющиеся большие, существенно отличающиеся друг от друга отрезки времени, условно называющиеся стадиями, этапами, эпохами. Попытки создания периодизации исторического развития человечества имели место еще в античности. Древнеримский поэт Тит Лукреций Кар (1 век до н.э.) в поэме "О природе вещей" нарисовал картину смены каменных орудий медными и последних - железными. В ХVШ веке французский просветитель Ж.Кондорсе делит историю человечества на последовательно сменяющие друг друга ступени хозяйства (охота и рыболовство, скотоводство и земледелие).

Начавшаяся в ХIХ веке классификация первобытных памятников материальной культуры привела к созданию научно обоснованной археологической периодизации, основанная на различиях в материале и технике изготовления орудий труда. Датский ученый К.Томсен, опираясь на данные археологии ввел понятия трех веков (каменного, бронзового и железного).

Каменный век начинается с палеолита (от греч. - древнекаменный век), в котором сейчас большинство ученых выделяет эпохи раннего (нижнего), среднего и позднего (верхнего) палеолита. Время появления человека современного вида совпадает с началом позднего палеолита. Эпоха палеолита явилась важным переломным моментом в человеческой истории: она подвела итог одному громадному этапу (биосоциальное становление человека) и явилась отправной точкой нового (социальное развитие). Человек разумный совершенствует технику обработки камня, расширяет применение новых материалов – кости и рога.

Затем следует переходная эпоха - мезолит (от греч. - среднекаменный век). Эта эпоха возникновения лука и стрел.

Заключительная эпоха каменного века - неолит (от греч. - новокаменный век). В конце его появляются первые орудия из меди, что дает основание говорить об особой стадии (энеолит - от греч. - медь и камень). А, начиная с бронзового века, появляется уже календарная (истинная) датировка исторических событий на основе памятников древних цивилизаций, соседствовавших с первобытными обществами. Для большей части ойкумены нижний палеолит закончился приблизительно 100 тыс. лет, средний палеолит — 45–40 тыс., верхний палеолит —12–10 тыс., мезолит — не ранее 8 тыс. и неолит — не ранее 5 тыс. лет назад. Бронзовый век длился до начала 1 тысячелетия до н. э., когда начался век железа.

При всей важности специальных периодизаций первобытной истории ни одна из них не в состоянии заменить общей (исторической) периодизации древнейшего прошлого человечества.

Первая серьезная попытка в этом направлении была предпринята выдающимся американским этнографом Л.Г.Морганом, близко подошедшим к историко-материалистическому пониманию первобытной истории. В основу этой периодизации Морган положил развитие материальной культуры. Использовав установившееся в XVIII в. членение исторического процесса на эпохи дикости, варварства и цивилизации, и основываясь главным образом на критерии уровня развития производительных сил, он выделил в каждой из названных эпох низшую, среднюю и высшую ступени.

Дикость — это период преимущественно присвоения готовых продуктов, начинающийся с применения огня и палеолитических орудий и заканчивающийся изобретением eeзникновения рыболовства и применения огня, высшая – с изобретения лука и стрел. Варварство, по Моргану, начинается с изобретения гончарного круга и заканчивается изобретением письменности Переход к низшей ступени варварства знаменуется распространением керамики, к средней – освоением земледелия и скотоводства, к высшей – внедрением железа. С изобретением иероглифического или алфавитного письма начинается эпоха цивилизации. Несмотря на многочисленные уточнения и критические замечания в адрес этой периодизации, она до сих пор сохраняет определенную научную значимость.

Для более четкого понимания процесса становления первобытного общества в современной отечественной научной литературе на основе различий в способе производства и в формах производственных отношений были выделены этапы первобытного человеческого стада, первобытной родовой общины и первобытной соседской общины.

Первобытная история начинается с эпохи праобщины (первобытного человеческого стада). Эта эпоха открывается появлением целеполагающей орудийной деятельности и, следовательно, возникновением древнейших людей-архантропов, образующих первые, пока еще неустойчивые производственные коллективы. Основное содержание эпохи – преодоление в процессе трудовой деятельности остатков животного состояния, унаследованных от стад человекообразных обезьян и предлюдей, упрочение социальных связей, а вместе с тем и завершение биологического развития самого человека.

Следующий этап — эпоха первобытной родовой общины открывается возникновением первых упорядоченных форм социальной организации – рода и родовой общины. Именно здесь получают полное выражение основные черты первобытнообщинного строя – более или менее последовательный коллективизм в производстве и потреблении, общая собственность и уравнительное распределение. Нижняя граница эпохи – средний палеолит (время палеоантропов) или верхний палеолит (время неоантропов), верхняя, – как правило, неолит.

Если эпоха праобщины – время становления, а эпоха первобытной родовой общины – время зрелости, то эпоха классообразования – время распада первобытнообщинного строя. Эта последняя эпоха повсюду знаменуется прогрессирующим развитием всех отраслей хозяйственной деятельности и ростом избыточного продукта. Общая собственность рода и общины начинает вытесняться обособленной собственностью отдельных домохозяйств, уравнительное распределение вытесняется трудовым, общинно-родовые связи рвутся и уступают место общинно-соседским в их ранней, первобытной форме. Появляются начальные формы эксплуатации, вместе с которыми избыточный продукт начинает превращаться в прибавочный, происходит зарождение частной собственности, общественных классов и государственности. Нижняя граница эпохи в более продвинутых обществах приходится на время позднего неолита, в менее продвинутых – по большей части на время металлов. Верхняя граница – появление классовых обществ и государств –наиболее продвинутыми обществами перейдена около 5 тыс. лет назад, наиболее отставшими в своем развитии не перейдена и до настоящего времени.

1.2. Материальная культура палеотита и мезолита. Неолитическая революция, и ее значение для развития мировой цивилизации

Главными занятиями человека эпохи палеолита и мезолита были собирательство и охота. "Большей же частью кубу живут кочевой жизнью и беспрестанно бродят по своей области в поисках созревших лесных плодов. Там, где застает их вечер, они сплетают из веток дерева простой зонт, который защищает их от непогоды. Все свое время и силы они тратят на поиски пищи. Питаются фруктами, ягодами, корнями и клубнями, которые откапывают острыми палками. С удовольствием едят и ящериц, лягушек, гусениц и личинки жуков. Чтобы наполнить свои желудки, им нужно долго и напряженно заниматься собиранием пищи.… Если пищи много, они едят до отвала, до изнеможения, но нередко ложатся спать натощак…"

Орудия и оружие были крайне примитивны: "Он (кубу) отламывает длинный прямой сук и, подняв с берега ручья камень, бьет им по концу сука, пока тот не расщепится на тонкие острые части. Затем он сдирает с дерева кору и, разделив ее на тонкие волокна, обматывает ими расщепленный конец палки - копье для ловли рыбы готово; "в древние времена ирокезы употребляли каменный томагавк. По форме он представлял собой нечто похожее на топор, но вместо проушины для топорища по окружности вырезался глубокий желобок, к которому при помощи ремня или ивового прута крепко привязывалось топорище. Овальные камни с желобками по их наибольшему охвату укреплялись также в головке боевых дубинок, что превращало их, таким образом, в опасное оружие".

В верхнем палеолите люди научились искусственно получать огонь трением дерева о дерево, высеканием искр (при помощи кремня), выпиливанием и др. и широко им пользовались для приготовления пищи, обогрева, изготовления орудий.

Огонь послужил могучим средством очеловечивания наших древнейших предков. Овладение огнем способствовало перестройке животной психики в направлении человеческого разума, требуя целенаправленных действий, рассчитанных на более или менее отдаленное будущее. Огонь надо было поддерживать, чтобы он не погас, за ним надо было следить, чтобы от него не воспламенились другие предметы и т.д. Огонь стал центром жилища, источником тепла и света, средством приготовления пищи, защитой от хищников и весьма важным средством охоты. Таким образом, освоение огня содействовало объединению людей в коллектив, укреплению их сотрудничества. Вот как говорится о важности огня для человека в книге Ж.Рони-старшего "Борьба за огонь": "Со времен возникновения племени Уламры хранили Огонь в трех ивовых плетенках, обмазанных глиной. Четыре женщины и два воина денно и нощно стерегли и кормили его. В самые трудные и тяжелые для племени времена Огонь всегда получал пищу, которая поддерживала его жизнь. Надежно защищенный от ливней и ураганов, разливов и наводнений, он вместе с племенем перебирался через реки и болота, бледнея при свете дня и багровея с наступлением сумерек. Его могучая сила отгоняла от становища черного льва и желтого льва, пещерного медведя и серого медведя, тигра и леопарда и даже самого владыку саванны–мамонта. Его острые красные зубы защищали человека от огромного и враждебного мира.

А сколько радостей дарил Огонь людям! Он извлекал из мяса дразнящий запах, придавал крепость камня остриям деревянных копий и дротиков, раскалывал на куски обломки кремня. Он согревал и ободрял сердца людей в холодные ветреные ночи, в чаще дремучего леса и глубине серых пещер, на нескончаемых просторах степей и саванн. Огонь был Отцом, хранителем, спасителем племени".

Большое значение имело изобретение лука и стрел, появление которого часто считают гранью между двумя этапами присваивающей деятельности: архаическим и более развитым охотничье-собирательским хозяйством. Для охоты человек использовал всевозможные вспомогательные средства (ямы, яды и пр.). К этому периоду относится и изобретение охотничьей маскировки, и приручение собаки.

Но подлинно грандиозные изменения произошли в жизни человека в эпоху неолита (исследователи говорят о грандиозной технико-экономической революции). Объективное содержание неолитической революции состояло в сравнительно быстром переходе от хозяйства исключительно присваивающего к хозяйству производящему посредством земледелия и животноводства. Разумеется, при этом присвоение продуктов природы продолжало играть весьма существенную роль в экономике, присваивающие отрасли хозяйства не потеряли своего значения. Главным технико-экономическим достижением неолитической эпохи являются процессы доместикации (одомашнивания), которые выразили новые принципы существования человека. Пшеница, ячмень, горох, а также овцы, свиньи, крупный рогатый скот - вот первые одомашненные растения и животные. Для неолитической материальной культуры характерно широкое развитие орудий труда и оружия из камня, кости, рога, дерева. При изготовлении орудий применялось пиление, сверление и шлифование. В эту же эпоху получило широкое распространение прядение, а также ткачество, появляется керамика.

Причины неолитической революции — демографический рост, изменение климата, оскудение природных ресурсов. Оседлый образ жизни давал целый ряд преимуществ: стабилизация жизни, появление новых поселений, развитие коллективных форм труда и защиты, увеличение рождаемости, накопление знаний и опыта, освобождение времени для "непроизводящих" занятий, рост незвисимости от природных условий обитания.

В этот период резко эволюционирует мировосприятие человека: земледение потребовало новых систем отношений и более сложных систем общинной организации. Постоянные контакты и взаимодействие скотоводческих и земледельческих общин способствовали культурной интеграции, развитию самосознания и объективных условий для образования первых мировых цивилизаций.

1.3. Синкретизм первобытной культуры: нерасчлененность материальной, духовной и художественной сфер. Первобытное мышление

Каковы особенности культуры первобытного общества? Важной особенностью первобытной культуры является ее синкретический (от греч. - соединение) характер, ее нерасчлененность, недифференцированность на отдельные формы. В то далекое время трудовая деятельность человека, связанная с собирательством и охотой, была вплетена в природные процессы, человек не выделял себя из природы. Жизнедеятельность первобытного общества носила практически-духовный характер. Культурно-творческие процессы были органически вплетены в процессы добывания средств существования.

Особое место в исследованиях первобытной культуры занимает проблема определения так называемого первобытного мышления.

Интересны различные оценки первобытного мышления, которое было по Фрейду – сексуальным, по Кассиреру – символическим, по Фрейзеру – магическим и т.д.

Обычно когда говорят о первобытном мышлении, то имеют в виду теорию дологического мышления, разработанную французским социологом и философом Л.Леви-Брюлем. Согласно этой точке зрения дикарь не обладает способностью к логическим построениям и абстрагированию. Человек, вступая в контакт с миром, мыслил его лишь по ассоциации: улавливал сходные признаки у различных предметов и по ним определял один предмет через другой. Леви-Брюль выразил специфичность первобытного мышления в двух терминах–мистика (нет различия естественного и сверхъестественного) и охарактеризовал это мышление как пра-логическое, дологическое (безразличие к противоречию).

По Леви-Брюллю, мышление первобытного человека подчинено закону сопричастности, то есть в представлении дикаря причиной, вызвавшей то или иное следствие, попросту оказывается предшествующее событие или событие, которое им как-то связывается с данным фактом, явлением. "Слово "пра-логическое" переводят термином "алогическое", как бы для того, чтобы показать, что первобытное мышление является нелогическим, то есть что оно чуждо самым элементарным законам всякой мысли, что оно не способно осознавать, судить и рассуждать подобно тому, как это делаем мы. Очень легко доказать обратное. Первобытные люди весьма часто дают доказательства поразительной ловкости и искусности в организации своих охотничьих и рыболовных предприятий, они очень часто обнаруживают дар изобретательности и поразительного мастерства в произведениях искусства, они говорят на языках, подчас чрезвычайно сложных, имеющих порой столь же тонкий синтаксис, как и наши собственные языки, а в миссионерских школах индейские дети учатся так же хорошо и быстро, как и дети белых.

Однако другие факты не менее поразительные, показывают, что в огромном количестве случаев первобытное мышление отличается от нашего. Оно совершенно иначе ориентировано. Его процессы протекают абсолютно иным путем.

Таким образом, коллективные представления первобытных людей глубоко отличны от наших идей и понятий и неравносильны им. С одной стороны, он не имеют логических черт и свойств. С другой, – не будучи чистыми представлениями, в точном смысле слова, они обозначают или вернее, предполагают, что первобытный человек в данный момент не только имеет образ объекта и считает его реальным, но и надеется на что-нибудь или боится чего-нибудь, что связано с каким-нибудь действием, исходящим от него или воздействующим на него.

Другими словами, реальность, среди которой живут и действуют первобытные люди, – сама мистическая. Ни одно существо, ни один предмет, ни одно явление природы не выступают в коллективных представлениях первобытных людей тем, чем они кажутся нам. Например, для первобытного человека, который принадлежит к тотемистическому обществу, всякое животное, всякое растение, всякий объект, хотя бы такой, как звезды, солнце и луна, представляет собой часть тотема, класса или подкласса. Так, у гуичолов, "птицы, полет которых могуч, например, сокол и орел, видят и слышат все: они обладают мистическими силами, присущими перьям их крыльев и хвоста… эти перья, надетые шаманам, делают его способности видеть и слышать все то, что происходит на земле и под землей, лечить больных, преображать покойников, низводить солнце с небес и т.д.

Мышление первобытных людей в основе своей мистическое. Пра-логическое мышление подчинено закону партиципации (сопричастности), суть которого состоит в том, что в коллективных представлениях первобытного мышления предметы, существа, явления могут быть непостижимым для нас образом и самим собой, и чем-то иным.

Так, например, трумаи (племя северной Бразилии) говорят, что они – водяные животные. Бороро (соседнее племя) хвастают, что они – красные арара (попугаи). Все общества и союзы тотемического характера обладают коллективными представлениями подобного рода, предполагающими подобное тождество между членами тотемической группы и их тотемом".

Ассоциации, безусловно, играли большую роль в мышлении первобытного человека, и трудно переоценить их значение для формирования художественно выразительных средств искусства. Однако первобытный человек мог жить развиваться, накапливать опыт только как социальное существо, только в коллективе. Человек в борьбе за существование был вынужден во все большей мере прибегать к орудиям труда и к их изготовлению. Человек, его мышление должно быть достаточно реалистичным, способным проникать в материальный мир, иначе нельзя было выжить в борьбе за существование. Выжить можно было не путем пассивного приспособления к природе, а посредством ее преобразования, что достигалось только коллективными средствами и вело к накоплению знаний, методов воздействия на среду как именно коллективного опыта. Человек выходит за узкие пределы индивидуально-биологического контакта с действительностью, его достоянием становятся опыт, навыки, способности "всего человечества". Это требует обобщения, систематизации получаемых знаний, отделения главного от второстепенного, постижения связи различных процессов посредством анализа и т.п. Так, объективно складывается к эпохе развитого каменного века абстрактно-логическое человеческое мышление, социальное по своим истокам и природе.

Таким образом, у первобытных людей всегда было значительное количество рационалистических представлений, без которых они не смогли бы существовать: овладеть огнем, строить жилище, приручать диких животных, создавать и совершенствовать орудия труда. Сознание первобытных людей не могло быть царством одних иллюзий и заблуждений. Однако следует заметить, что мышление людей первобытного общества обладало некоторыми особенностями.

Первая особенность первобытного мышления состояла в том, что оно было предметно-практическое. Первобытный человек воспринимал предметы и явления в неразрывной связи со своими потребностями и действиями. Первобытные люди отождествляли себя с животными, деревьями, камнями. Некоторые племена Африки не могли указать, в чем разница между человеком и буйволом. Но, чем больше отделялся человек от животного царства, тем полнее исчезало у людей отождествление себя с животными, и появлялось отношение к звериному началу как враждебному и злому.

Первобытный человек еще не отличал полностью субъект от объекта: он не мыслил себя вне коллектива, осознавая себя как неразрывную его часть. Древний человек жил в мире абсолютных истин. В общественном сознании царило единомыслие: это проявлялось в переходящих от поколения к поколению обрядах. В родовом обществе люди не выделяли себя из рода, к которому принадлежали, но противопоставляли себя другому, чужому роду. Человек не мог сам выбирать образ жизни и мышления - он не воспринимался и не существовал как личность. Мышление человека развивалось от космизма (познания окружающего космоста) к индивидуализму (осознанию себя личностью).

Вторая особенность первобытного мышления заключалась в том, что оно было чувственно-конкретное, а не теоретически-абстрактное, то есть, менее отвлеченное и более наглядное, чем современное. Первобытный человек осваивался с силами природы путем олицетворения, то есть, уподобления ее себе: антропоморфизма (от древнегреч. – человек, форма, образ) – представление чего-либо вне человека с человеческими формами. В результате природа антропоморфизировалась, а общество натурализировалось. Первобытный человек предполагал, что все предметы и явления такие же живые, как и он сам.

Известный исследователь культуры М.С.Каган считает, что мышление первобытного человека формировалось на двух уровнях. На практически обыденном уровне это было рациональное мышление, нуждавшееся в вербальных средствах выражения и коммуникации, а на уровне мировоззренческом, на котором вырабатывались обобщенные представления о мире и месте в нем человека–ненужные животным, но ставшие необходимыми людям в силу внеинстинктивного характера их деятельности – это было мифологическое сознание, т.е. "бессознательно-художественный" (К.Маркс) способ осмысления реальности. Мышление человека первобытной культуры можно определить как "комплексное", с преобладанием предметной логики; индивид полностью погружен в деятельность, целиком зависит от ситуации, не способен к категориальному мышлению. Уровень развития первобытной личности можно назвать дорефлексивным.

Таким образом, на этом этапе духовным основанием первобытной культуры становится мифологическое сознание.

Миф (от греч. – "предание", "сказание") – своеобразная форма повествования о тех или иных явлениях природы или процессах действительности, в котором слиты воедино идеи и чувственные образы, представления и сама действительность. В мифе все идеальное вполне тождественно с материальным, вещественным, а все вещественное – идеально. Поэтому всякий миф является чем-то чудесным, фантастическим и волшебным. Миф – своеобразное видение мира, в котором нет ни веры, ни знания. Система мифов представляет собой мифологию.

Мифология – это обобщенное отражение действительности в виде чувственных представлений, или в фантастическом виде тех или иных одушевленных существ. Центральное место в мифологии занимали зооантропоморфные предки, духи, боги и герои. Важнейшим элементом первобытных мифов были космогонические сюжеты о происхождении земли и неба, Вселенной в целом, Человека и т.д. Первобытные мифы объясняли все: здесь все делается понятным, несмотря на малость реальных знаний. Мифы окутывают все формы жизнедеятельности людей и выступают как основные "тексты" первобытной культуры. Поэзия мифов - первая форма литературного творчества. Но мифологическая символика воплощается не только в словесной форме, она выражается также в знаковых структурах обрядов, пения, танца, рисунка, татуировки, предметов домашнего обихода и т.д. В результате мифология образует атмосферу, в которой зарождаются разнообразные виды первобытного искусства. В мифах закрепляются и освящаются практические сведения и навыки хозяйственной деятельности. Благодаря их передаче от поколения к поколению накопленный в течение многих веков опыт сохраняется в социальной памяти и образует первичный уровень знаний и способов мышления, от которого начинается путь, ведущий к развитию философии и науки. В мифологических рассказах о божествах, духах, первопредках населяющих мир, зарождается религиозное мировоззрение.

Господство мифологического сознания придало всей культуре первобытного общества качество традиционности. У всех племен особенности бытия и быта, нормы вкуса и типы художественного формообразования оказывались стабильными, жесткими, нерушимыми и передавались из поколения в поколение, как неписаный закон, освещенный мифологическими представлениями. Так родилась традиция–культурный заменитель утраченного человеком генетического способа передачи поведенческих программ, мощный социальный регулятор поведения людей, сплачивавший человеческие коллективы. Трансляция мифов обеспечивает единство взглядов всех членов племенного сообщества на окружающий мир. Вера в "свои" мифы скрепляет сообщество и вместе с тем отделяет его членов от "чужаков", верящих в иные мифы.

1.4. Биологические и социальные предпосылки возникновения нравственности. Ранние формы нравственности в первобытном обществе

Мораль выступает одной из важнейших общечеловеческих духовных ценностей, которая обусловливает социальное бытие с самого начала возникновения человечества. Современная этика, на основе всего предшествующего знания определяет мораль как неотъемлемое условие становления человека как социального существа. Мораль определяется требованиями жизни, а не навязывается человеку, кем бы то ни было, извне. Причем ее отдельные элементы возникли и формировались не одновременно, сначала возникает практика нравственных отношений. Социально-историческое направление в этике подчеркивает принципиальную разницу между биологической природой животного и социальной человека. При этом главной особенностью формирования нравственной сферы человека, выступает активная деятельность людей, которая отличается от стадного поведения животных своей целесообразностью и осмысленностью и целенаправленностью. Таким образом, становление морали происходит по мере выделения человека из животного мира, и означает переход от инстинктивных форм поведения к целесообразной и сознательной деятельности. Важнейшей целью первобытного коллектива было выживание и воспроизводство, а необходимость коллективного существования в тот период времени требовала определенных правил общежития, которые должен был знать каждый член общества. Труд был той основой на которой появлялись и закреплялись основные правила и нормы в поведении людей.

Первый этап возникновения ценностей характеризуется тем, что первоначально нравственные ценности возникают как объективное ценностно-нравственное содержание стихийно складывающихся форм поведения индивидов. Первоначально происходит неосознаваемый отбор необходимых, несущих в себе ценностное содержание способов взаимодействия. Это стало возможным, потому что нерасчлененное сознание первобытного человека было непосредственно вплетено в его материальную деятельность. В представлениях о полезности и неполезности формировалась общая направленность ценностей первобытного человека.

Потребность в оценке поведения, возникшая уже при первоначальном усложнении социальных связей, постепенно превращает утилитарно-ценностную ориентацию в собственно морально-ценностную. Именно в это время начинается второй этап процесса возникновения системы моральных ценностей: происходит формирование, накопление и вербальное закрепление ценностных ориентаций. Ценности получают знаково-вербальное оформление - язык и начинают транслироваться от индивида к индивиду, от поколения к поколению. В первобытном обществе вырабатываются различные знаковые системы, функционально направленные на закрепление в социальной памяти накапливающихся ценностей. Информация, заключенная в ценностях, отражает уже сугубо социальный характер общественных отношений, характеризует превращение человека из биологического существа в социальное: в ней выражаются отношения необходимости. Ценностные ориентации выступают в качестве программы или предписания, как следует (не следует) человеку вести себя.

Важную роль играла система запретов - табу: "любой запрет, любое ограничение получают в общественной среде обязательную социальную санкцию и тем самым становятся нормой общественной морали". С одной стороны, зарождающиеся нравственные нормы оказывали положительное влияние на психику человека, вызывая чувство удовлетворения и обеспечивая высокую самооценку и оценку. Одновременно обеспечивался процесс адаптации индивида к социальной среде, возникали начала социализации. С другой стороны, развитие ценностных ориентаций не всегда сопровождалось только положительными эмоциями: нарушение некоторых запретов морального свойства вызывали инстинктивный страх, ужас, отвращение. Таким социально-психологическим механизмом регуляции поведения становится табу. Для первобытного человека было характерно абсолютное подчинение родовому или племенному коллективу. "Первобытное нравственное сознание есть сознание родовое и социальное, в нем нравственным субъектом является род, а не личность". Нарушение табу строго каралось, вплоть до физического уничтожения нарушившего запрет. Табу-запреты можно рассматривать с двух сторон: содержанием одной было святое, освященное, другой - жуткое, опасное, нечистое. Первоначальная нравственность строилась под давлением ужаса перед душами умерших. С табу связано представление о чем-то таком, что требует осторожности, ограничений. Однако ограничения табу не полностью идентичны моральным запретам, "они сводятся не к заповеди бога, а запрещаются сами собой. От запретов морали они отличаются отсутствием принадлежности к системе, требующей вообще воздержания и приводящей основание для такого требования". Требования первобытной морали имели всеобщий и обязательный характер, были обязательны для всех членов рода.

Было бы неправильно представлять, что нравственные нормы в первобытном родовом обществе формировались сами по себе. При родовом строе была создана хорошо продуманная система воспитания (нравственного в том числе) подрастающего поколения. Суть этой системы в следующем. Как только ребенок достигал определенного возраста, он должен был пройти длинную серию учебных занятий и испытаний на выносливость и волю, а также постигнуть и воспринять традиции рода и племени, то есть, пройти инициацию - обряд посвящения молодых во взрослых, полноправных членов племени. У разных народов и племен инициация продолжается от нескольких месяцев от полутора до двух лет.

Особенностью нравов родоплеменного строя является утверждение равенства внутри общины: мораль является локальной, а этические нормы распространяются только на свое племя. То, что отвечало интересам коллектива, оценивалось как "добро", а то, что противостояло им, как "зло". Полярные отношения пронизывают всю жизнь первобытных людей. На огромное значение бинарных оппозиций (правый - левый, верх - низ, теплый - холодный, и др.) в мышлении первобытных народов указывал К.Леви-Строс. Среди этих полярных оппозиций особую роль играли те, которые несли ценностный смысл, содержали этическую информацию: добрый - злой, свой - чужой, жизнь - смерть. Так зарождался дихотомический способ моральной оценки, присущий всем последующим структурам нравственного сознания.

Первобытная культура, сохраняя определенное единство, существовала только в виде локальных проявлений, поэтому следует помнить, что в древности имела место межплеменная вражда, основывающаяся на четкой дихотомической градации "свой - чужой". Нравственные отношения приобретали смысл как осознание кровного родства, единства всех членов коллектива. Как отмечает Б.Ф.Поршнев, сама коллективная психология в первобытных человеческих сообществах была психологией "коллективного отмежевания и противопоставления". Все это так, но в целом развитие ценностно-ориентационной системы было прогрессивным. Круг моральных понятий был еще узок, но уже четко проедставлялось содержание понятий добра, зла, честности, дружбы, своего и чужого. Оформились такие нравственные понятия как чувство собственного достоинства, стыда и пр.

Непосредственным результатом технико-экономической революции, произошедшей в неолитическую эпоху было установление патриархального родового строя. С переходом к патриархальному родовому строю совершился переворот в нравственных отношениях, воззрениях и нормах. Высшей добродетелью стало преклонение перед властью отца. Счет родства главы семейства, родоначальника начинается от мифического родового предка (мужчины), происходящего от животных или растений.

"Дитя родит отнюдь не та, что матерью
Зовется. Нет, ей лишь вскормить посев дано
Родит отец. А мать, как дар от гостя, плод
Хранит, когда вреда не причинит ей бог".

С развитием производительных сил в процессе разделения труда не только по полу, но и по возрасту закладывались основы для осознания человеком собственной индивидуальности, выделения себя из родового коллектива.

1.5. Предпосылки возникновения религии. Ранние формы религии: тотемизм, анимизм, магия

Возникновение религиозных представлений связано с обретением человеком самосознания. Религия зарождается в первобытном обществе не на пустом месте. Ко времени появления религии человечество накопило определенные знания, но многого еще не могло понять. Вместе с тем люди достигли такой ступени интеллектуального развития, когда появилась потребность объяснить все, с чем им приходилось сталкиваться, в том числе и то, что им было непонятно и заставляло ощущать свое бессилие. Не зная действительных причин явлений природы, различных сторон жизни, человек начал давать им фантастические объяснения, порождая тем самым несуществующий мир сверхъестественных сил. Таким образом, одного бессилия в борьбе с природой для появления религии было недостаточно. Древнейшие люди были более беспомощными перед явлениями природы, но религиозные представления у них отсутствовали. Следовательно, религиозное мировоззрение могло зародиться в связи с представлениями об окружающей действительности, с развитием абстрактного мышления. Ранние формы религии - тотемизм, анимизм, магия.

Тотемизм (с языка североамериканских индейцев - "его род") – это вера в существование тесной связи между какой-либо родовой группой и ее тотемом – определенным видом животных, реже растений, еще реже других предметов или явлений природы. Род носил имя своего тотема, например кенгуру или луковицы, и верил, что происходит от общих с ним предков, находится с ним в кровном родстве. Тотему не преклонялись, но считали его "отцом", "старшим братом" и т.п., помогающим людям данного рода. Последние, со своей стороны, не должны были убивать свой тотем, причинять ему какой-либо вред, употреблять его в пищу. У каждого рода был свой священный центр, с которым связывались предания о тотемических предках и оставленных ими "детских зародышах", дающих начало новым жизням; здесь хранились тотемические реликвии и совершались различные тотемические обряды. В целом тотемизм был своеобразным идеологическим отражением связи рода с его естественной средой, связи, осознававшейся в единственно понятной в то время форме кровного родства.

Анимизм (от лат. - душа) – вера в сверхъестественные существа, заключенные в какие-либо тела (души) или действующие самостоятельно (духи). Английским этнографом Э.Тэйлором была выдвинута так называемая анимистическая теория происхождения религии, согласно которой вера в нематериальные души и духов была древнейшим видом религиозных представлений, возникшим в сознании "философствующего дикаря" при попытках объяснить такие явления, как сон, обморок, смерть. Зачатки анимистических верований в форме смутного одушевления природы, несомненно, появились уже в самую раннюю пору родового строя. У тасманийцев, австралийцев, огнеземельцев и других более примитивных народов имелись неясные представления о душах живых и умерших людей, злых и добрых духах, обычно мыслившихся в качестве физических, осязаемых существ. Можно было думать, что с этими представлениями были связаны и ранние формы почитания матерей–охранительниц очага, засвидетельствованные находками позднепалеолитических статуэток.

Магия (от греч. колдовство) - действия, основанные на вере человека в его способность сверхъественными средствами оказывать влияние на естественный ход событий. Первобытное мышление, как и наше, интересуется причинами происходящего, однако оно ищет их в совершенно ином направлении. Оно живет в мире, где всегда действуют или готовы к действию бесчисленные, вездесущие тайные силы. Всякий факт, даже наименее странный, принимается за проявление одной или нескольких таких сил. Пусть польет дождь в тот момент, когда поля нуждаются во влаге, и первобытный человек не сомневается, что это произошло потому, что предки и местные духи получили удовлетворение и, таким образом, засвидетельствовали свою благосклонность. Точно также никогда никакое предприятие не может иметь удачу без содействия невидимых сил. Первобытный человек не отправится на охоту или на рыбную ловлю, не пустится в поход, не примется за обработку поля или постройку жилища, если не будет благоприятных предзнаменований, если мистические хранители социальной группы не обещали формально помощи, если сами животные, на которых собираются охотиться, не дали своего согласия, если охотничьи и рыболовные снаряды не освещены и не осенены магической силой и т.д. Одним словом, видимый мир и невидимый едины, и события видимого мира в каждый момент зависят от сил невидимого. Не понимая настоящей взаимозависимости наблюдаемых фактов и явлений, превратно истолковывая случайные совпадения, первобытный человек полагал, что с помощью определенных приемов–действий и слов – можно вызывать дождь или поднимать ветер, обеспечивать успех в охоте или собирательстве, помогать или вредить людям. Большое распространение получила, в частности производственная, или промысловая, магия: так, перед началом охоты "убивали" изображение будущей добычи, совершали колдовские пляски. По мнению многих ученых, подобные церемонии археологически засвидетельствованы частыми знаками ран на поздепалеолитических рисунках и скульптурах животных. Рано развились и другие основные виды магии: вредоносная – наведение "порчи" на врага, охранительная – предотвращение этой порчи, лечебная – колдовское врачевание ран и недугов.

Таким образом, уже самые ранние виды религии заключали в себе начатки не только фантастических представлений, но и культурной практики. Последняя долгое время не составляла тайны для основной массы членов общины, совершение религиозных церемоний было доступно всем и каждому. Но с развитием верований и усложнением культа его отправление потребовало определенных знаний, умения, опытности. Важнейшие культовые действия стали совершаться старейшинами, а затем и особыми специалистами -шаманами. Как показывают мифы австралийцев и обычаи ряда других племен, такими специалистами первоначально, по-видимому, были преимущественно женщины.

Духовной культуре ранней родовой общины было присуще тесное переплетение рациональных и превратных представлений. Так, леча рану, первобытный человек обычно возвращался и к полезным травам, и к магии; протыкая копьем изображение животного, он одновременно показывал приемы охоты и магически обеспечивал ее успех. Это переплетение нередко служит основой для различных построений, выводящих из религии другие явления духовной культуры и идеологии, в особенности искусства и нравственности. Но различные формы общественного сознания, хотя они всегда находились в активном взаимодействии, не могли, конечно, возникать одна из другой, ибо их общей основой были условия общественного бытия.

1.6. Первобытное искусство. Памятники первобытного искусства. Разновидности древнейших изображений

Искусство, на данном этапе развития общества, решало, как собственно эстетические задачи, так и выполняло миссию могучего стимула развития интеллекта, являлось важнейшим средством познания, освоения окружающего мира, связи между членами коллектива. Первобытное искусство отражало все многообразие жизни первобытного человека, его трудовую деятельность, нравственную сферу. Искусство способствовало аккумулированию, трансформации, сохранению и передаче информации, складыванию понятийного аппарата, воспитанию человека. Искусство воздействовало, прежде всего, на эмоциональную сферу людей, отделяя человека от царства животных. Изображение становится знаком, замещая реальный объект. При помощи этой операции человек делал мир своим, очеловечивал и гармонизировал его.

Первобытное искусство содержало как символические, так и фигуративные рисунки, посредством которых передавались идеи и понятия, сокрытые за образами и имевшие сакральный смысл. Первобытное искусство знаменовало собой социальную потребность выразить и сообщить мысль. Кроме того, оно заключало в себе элементы игры, потребность подражать и украшать.

Отечественная наука считает источником искусства трудовую деятельность человека. Возникновение искусства было подготовлено накоплением трудовых навыков и конкретных знаний об окружающей природе в процессе производственной деятельности, которая оказывала влияние на физическое и духовное развитие человека (совершенствование руки, развитие мышления).

Эпоха становления искусства – ранний палеолит (40–14 тыс лет до н.э.). Первыми проявлениями изобразительной деятельности человека считают обработанные костяные и каменные предметы, на поверхности которых зафиксированы простейшие орнаменты - мотивы, нанесенные различной техникой (насечка, гравировка, роспись минеральными красками). Это параллельные, перекрещивающиеся, зигзагообразные линии, ромбовидные узоры, квадраты, лунки, чашевидные углубление, нечеткие контуры животных. Качественно новым археологическим материалом, появляющимся вместе с новым биологическим видом человека, является изображение–скульптурные, графические, живописные геометрические знаки, а также образы, созданные по подобию предметов, существующих в природе. В позднем палеолите появляются различные виды искусства: живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство.

Искусство является формой общественного сознания, формой выражения реального мира в художественных образах, сознательным и целенаправленным процессом. Искусство было активно направлено на освоение окружающей действительности. В нем отражается жизненный опыт человека первобытной эпохи. При этом человечество проходит ступени не только внешней истории, сознание человека также имеет свою историю с качественно различными этапами:
— Сознание человека верхнего палеолита (мифологическое сознание охотника) - зооморфная мифотворческая эпоха.
— Мифологическое земледельческое сознание - аграрная мифотворческая эпоха.
— Формирование религиозного сознания эпохи разложения родовой общины.

Соответственно изменяется и сущность искусства.

На первой стадии изображение, видимо, полностью отождествлялось с реальностью. Искусство палеолита несет на себе печать мужественности, простоты и силы. Обратим внимание, что изобразительная активность периода создания наскальных рисунков была строго избирательна. В верхнем палеолите сфера основных сюжетов ограничивалась восприятием лишь живой природы, а последняя представала здесь, прежде всего в образе крупного зверя - мамонта, носорога, быка, пещерного льва и медведя. На первом месте при этом стоят те животные, охота на которых была главным источником жизни. В борьбе со зверем требовались выносливость, хитрость, но здесь же рождались страх, радость, отчаяние и много иных чувств и эмоций. Не последнюю роль играло то обстоятельство, что человек в борьбе с крупным зверем оказывался победителем, самоутверждался. Поэтому главный объект всех устремлений и желаний – крупный зверь – выступал также главной ценностью и стал наделяться свойствами субъекта. Э.Фромм, возражая С.Уомберну, который утверждал, что мотивы первобытной охоты следует искать в "психологии мясоеда", обладавшего тягой к убийству и способностью получать от этого удовлетворение, отмечал, что палеолитический охотник, убивая медведя, испытывал чувство вины и просил у него прощения. И "когда человек "гонит зверя", то зверь становится ему своим, они как бы из одной стихии, даже если затем применение оружия разрушит это единство и покажет превосходство человека. И у первобытного человека такое переживание вполне осознанно". Изображений человека в искусстве палеолита сравнительно мало. В человеке видели разновидность зверя, а не самостоятельное, отличное от животных существо.

Обращенность палеолитического охотника к земному рождала и определенные приемы изображения. Конкретность жизненного материала диктовала ясное понимание формы тела, помогала верной передаче пропорций, поворотов, ракурсов. Искусность руки и меткость глаза дали возможность создавать великолепные мастерские изображения, но сказать, что они ни в каком отношении не примитивны, было бы тоже неверно. Примитивность сказывается, например, в отсутствии чувства общей композиции, согласованности. На потолке Альтамирской пещеры нарисовано около двух десятков бизонов, лошадей и кабанов. В их соотношении между собой царит беспорядок и хаос.

Живописные образы палеолита – это запечатленная жизнь, которая совершалась "здесь и теперь". Однако вполне реалистические изображения животного мира обладали и сверхчувственным смыслом. Первобытный охотничий коллектив строил свои отношения с животным миром на равных, ибо нередко выступал здесь победителем, а потому не нуждался потусторонней помощи и мало верил в сверхъестественное. Не случайно обнаруженные следы культа относятся к верхнепалеолитическому или уже к мезолитическому периоду. От этого периода до нас дошли памятники искусства, культовый характер которых не вызывает сомнения. Мысль об овладении зверем, о победе над ним, стремление магическими способами обеспечить успех охоты - такова основная идея, пронизывающая рисунки с изображением животных. Это изображения животных, пораженных копьями, дротиками, скульптуры лошади, медведя, на туловище которых сохранились следы ударов копьями. Если изображения животных в большинстве своем весьма реалистичны, то человеческие изображения, напротив, очень условны, схематичны, а еще чаще представляют либо фигуры фантастических зооантропоморфных существ, либо людей, наряженных в звериные маски; иногда один от других отличить очень трудно. Таковы, например, изображения в пещерах Марсула, Альтамира, Лурд и др. Из них наиболее известна фигура колдуна из пещеры "Трех братьев" - пляшущего человека с рогами оленя на голове, длинной бородой, длинным конским хвостом, с накинутой на плечи шкурой. Едва ли можно усматривать в таких изображениях охотничью маскировку: против этого говорят ритуальные позы и явные изображения плясок. Видимо, перед нами исполнители каких-то обрядов. Фантастические же зооантропоморфные существа, с точки зрения исследователей, - тотемические предки.

Самыми распространенными скульптурными изображениями были небольшие женские фигурки. За подчеркнутую пышность форм их стали называть "палеолитическими Венерами". В этих произведениях бросается в глаза одновременно и мастерство и примитивность. Мастерство - в том, как цельно и сильно посувствована пластика объемов тела. Но в этих фигурках нет даже лица - в них нет даже проблеска духовности. Попыткой проникнуть в смысл женского образа эпохи палеолита были работы выдающегося археолога А.П.Окладникова. Он пришел к выводу, что особое положение женщины - прародительницы рода, хранительницы домашнего очага, полезных знаний и традиций - породило и ряд фантастических представлений о женщинах, ведающих стихийными силами природы, магических помощницах мужчин в охоте.

Потребляющее хозяйство палеолита сменяется производящим хозяйством неолита. В жизни земледельца крупный зверь перестает быть главной ценностью. Ближайшая среда, – а ныне это неживая природа – превращается в основную ценность, наделяется человеческими свойствами. Вступив в новые отношения, человек ощущает незримое присутствие потусторонних сил, и учится соотносить себя с ними. Расцветают магия, мистика, соответственно, изменяется и искусство. Рисунок перестает быть сугубо натуралистическим, обретает знаково-символический характер. Отсюда - условность изображения. Развитие символизма в первобытном искусстве означало рождение эстетического отношения к миру, выросшего из магического и утилитарного. В эту эпоху господствующим становится образ плодородия. Вместо зверя появляются изображения домашних животных, вместо светил и стихий - земля. Образ "круга" - светила сменяется образом круговорота урожаев и символами плодородия. Тотемов сменяют боги, олицетворяющие плодородие и чадородие. Боги закрепляются в сознании человека в значении "жизни", "вечного рождения". Главным моментом становится не охота, а посев и жатва - зачатие и рождение. В эпоху неолита появляются образы антропоморфных "богов", не известные в палеолите.

С переходом человека к новому образу жизни и иным, чем прежде отношениям с окружающей природой, формировалось другое восприятие мира. Теперь усиливается интерес человека к поиску закономерностей. Очевидно, этот вид искусства мог появиться только тогда, когда человек открыл порядок в мире. Человек уже не копирует природу, а анализирует явления, все больше отделяя себя от природы. Орнаментальное искусство соответствовало стилю жизни оседлых земледельцев, их представлениям о стройной структуре мира, о тех силах, которые управляли этим миром. При этом в пространстве земледельческих культур художественная мысль не выделяла природу как самостоятельный предмет художественного описания. Человек неолитической культуры обращает внимание, прежде всего, на предметы труда и быта, которые становятся его "помощниками" и "посредниками" в отношениях с окружающим миром. На рукотворных изделиях появляется "украшательство", решающую роль начинает играть орнамент. Многие предметы приобретают форму животных. Орнаменты свидетельствуют о том, что у людей сильнее стала проявляться способность отвлекаться от конкретной реальности, улавливать в разнообразии мира общие черты. Узоры отражали представления космогонического характера. Люди научились передавать сведения о мире в виде условных знаков. Так искусство перерастает в пиктографию, стоящую у истоков письменности. Так проявляется одна из важнейших функций искусства - коммуникативная, состоящая в передаче информации от человека к человеку и от поколения к поколению.

Открытие первобытного искусства было сделано сравнительно недавно, в конце ХIХ - начале ХХ века. Первые произведения искусства древнекаменного века были обнаружены выдающимся палеонтологом и археологом Эдуардом Лартэ. В 1861 году он опубликовал изображение костяной пластинки с вырезанными на ней фигурками коней, найденной во Франции, в гроте Жаффо: были и другие находки - изображение мамонта на мамонтовом же бивне и др.

Выдающимся продолжателем дела Э.Лартэ был Луи Эдуард Пьетт. В 1871 году он начал раскопки в пещере Гурдан, где обнаружил 58 предметов - целое собрание сокровищ первобытного художественного творчества.

В 1879 году испанец Марселино де Саутуола обследовал пещеру Альтамира на севере Испании. Его дочь Мария обратила внимание на рисунки животных, расположенные на потолке. Многокрасочные фигуры животных были полны мощи и жизни. Однако это открытие было поистине трагическим: находку объявили фальсификацией.

Между тем открытия продолжались — росписи находили в Испании, во Франции. Официальное признание монументальных росписей происходит лишь в 1902 году.

Наскальные изображения составляют огромную и во многом загадочную область памятников первобытного общества. В настоящее время они известны почти во всех уголках земного шара, где в прошлом обитал человек - от крайнего севера Америки до Южной Африки. В нашей стране наскальныые изображения широко известны на Севере, в Карелии, на склонах Уральских гор. Огромную своеобразную страну наскальных рисунков представляет собой Сибирь.

Культурология


*****
© Банк лекций Siblec.ru
Формальные, технические, естественные, общественные, гуманитарные, и другие науки.